Анна Малышкина: «Многодетная семья должна стать нормой»

Дата публикации: 01.06.2016

Женский взгляд

Малышкина2В октябре Ивановский НИИ материнства и детства имени В. Н. Городкова отметил 35 лет с момента создания. Героиня нашей рубрики посвятила этому учреждению немногим меньше – 25 лет своей жизни – и прошла путь от медицинской сестры до врача высшей категории, от младшего научного сотрудника до директора и доктора медицинских наук.

 

– Анна Ивановна, наверное, одно из главных событий этого года для вас – 35‑летие НИИ материнства и детства. С каким главным результатом вы пришли к юбилейной дате?
– В своем развитии институт прошел нелегкий путь от скромного учреждения в 1980 г., разместившегося в одноэтажном деревянном доме и штатом из трех человек, до крупного федерального научно-образовательного и лечебно-диагностического центра. И я думаю, что наш главный результат сегодня: при полном изменении схемы финансирования нашего института мы не только не утратили наш коллектив, наши виды деятельности, наши показатели, но нам даже удается развивать новые формы и технологии работы, продолжать выхаживать самых тяжелых беременных женщин и недоношенных детей, продолжать увеличивать эффективность лечения бесплодия.
– Какие направления работы НИИ вы бы выделили?
– У нас три больших направления: научная работа, с которой институт начинался и без которой не сможет существовать дальше, это большая лечебная деятельность, которая переплетается с организационно-методической работой. Потому что мы не только лечим, но и постоянно транслируем, внедряем лечебно-организационные методики и не только у себя в институте, а в лечебных учреждениях Ивановской области и ЦФО. И третий кит – это образовательная деятельность, которая в последние годы приобрела серьезные очертания в связи с тем, что на базе нашего института появился симуляционно-тренинговый центр с уникальным оборудованием и огромным объемом работ. Мы учим более 300 врачей в год со всей страны. Более 40 регионов выбрали нас в качестве постоянного партнера для подготовки своих специалистов. Мы готовим акушеров-гинекологов, анестезиологов-реаниматологов, неонатологов.
– На ваш взгляд, как изменилась система оказания помощи будущим мамам?
– Прежде всего, здесь нужно сказать о выстраивании трёхуровневой системы не только в Ивановской области, но и в регионах ЦФО. Благодаря этому роженицы попадают на роды именно в то учреждение, которое им положено по состоянию их здоровья. Ведется плановый отбор, отработаны технологии экстренной помощи, и мы не теряем ни матерей, ни младенцев. Об этом говорят и хорошие показатели младенческой и материнской смертности как в Ивановском регионе, так и по ЦФО.
– Насколько актуальна проблема материнской и младенческой смертности?
– Проблема есть. Она приобрела новое звучание в связи с новыми критериями регистрации живорождения, которые вступили в силу в 2012 году. Кстати, далеко не все развитые страны мира смогли себе это позволить, например, США не перешли на эти критерии регистрации. Но в Российской Федерации проводилась огромная работа по внедрению новых технологий родовспоможения и сбережения жизни именно в первые дни и месяцы жизни ребенка, были построены новые перинатальные центры, подготовлены кадры, вложены огромные государственные средства. И этот переход оправдал себя. Раньше мы регистрировали как живорожденных детей весом от 1000 граммов, теперь регистрируем детей от 500 граммов. Показатели смертности вначале ожидаемо повысились, но постепенно приходят в норму и идут на снижение. Я считаю, это прорыв в нашей акушерской и неонатологической специальности, который говорит о том, что Россия занимает лидирующие позиции по выполнению целей тысячелетия. Помимо борьбы с бедностью, с детской смертностью, с инфекционными заболеваниями, это борьба с материнской смертностью и борьба со смертностью детей до года (младенческой). 80 процентам малышей, родившимся с экстремально низкой массой тела, мы сохраняем не только жизнь, но и здоровье. Лишь в 20% случаев этот самый тяжелый контингент детей получает инвалидность.
– В одном интервью вы сказали, что современная мать – женщина около 40 лет, это действительно так?
– Ну, если не около 40, то точно за 30. Если наши бабушки и мамы рожали детей в возрасте от 20 до 30 лет, то сейчас женщины сначала предпочитают получить хорошее образование, реализовать себя в карьере и уже годам к 30‑35 задумываются о рождении ребенка. Это и хорошо, и плохо. С медицинской точки зрения, это плохо, потому что первый ребенок должен появляться в возрасте 20‑22 лет, второй – в возрасте 25 лет, а последующие дети могут появляться уже когда им заблагорассудится. С социальной позиции, наверное, это оправдано. Женщины несут все больше социальных обязательств, а они привыкли успешно справляться с ними.
– В последнее время очень востребована и распространена процедура ЭКО и такую помощь в НИИ оказывают…
– Когда мы говорим о проблеме бесплодия, мы говорим о патологии раннего детородного периода жизни человека. Молодежь сейчас достаточно рано начинает половую жизнь и ведет ее достаточно безответственно. Это вполне объяснимо с точки зрения полученного ими воспитания. Мы имеем дело с постперестроечным поколением, когда в силу исторических событий в стране рухнули и семейные ценности, и идеологические опоры. Наша молодежь столкнулась с таким явлением, как сексуальная революция, которая в странах Запада случилась гораздо раньше, а к нам пришла с началом перестройки. Трудно винить в чем-то наших детей, но мы пожинаем плоды. Раннее начало половой жизни, беспорядочные половые контакты приводят к большому количеству инфекций, передающихся половым путем, и к большому количеству медицинских абортов. Все это было несколько лет назад, и только в последние годы ситуация немножечко качнулась в другую сторону. Стало меньше абортов, и именно в подростковой среде мы наблюдаем более ответственное отношение к своему здоровью, и всеми силами мы эту тенденцию поддерживаем. И на фоне возрождения семейных ценностей, и общей морали в обществе мы будем ожидать улучшения репродуктивного здоровья, а значит, и снижения бесплодия. Потому что бесплодие – это проблема, корни которой надо искать в подростковом возрасте. Тем не менее, около 40% семейных пар, участвующих в программе ЭКО, становятся родителями.
– Но ведь и политика государства сейчас во многом направлена на сохранение семьи, охрану материнства и детства, поддержание многодетных семей!
– Безусловно. Буквально 5‑10 лет назад не было такого количества детишек. Их много, им стало не хватать детских садов, которые в свое время были утрачены. Скоро, вероятно, не будет хватать места в младших классах. Мы надеемся, что и вузы станут более востребованными. Сейчас молодежи мало, а детей много.
– Это же хорошо?
– В демографическом плане это замечательно, но проблема естественной убыли населения в Российской Федерации все равно остается. Она несколько приостановлена, потому что сокращается смертность, а рождаемость растет. Но пока рождаемость не превалирует над смертностью. И демографические проблемы только-только начнут решаться, если в семье будет не двое детей в норме, а трое. Пока российская семья от этого далека.
– Анна Ивановна, какие основные проблемы актуальны для нашей, ивановской медицины?
– Наверное, все-таки проблема доступности медицинской помощи, шаговой доступности в том числе. Человек должен знать точно, что, когда станет плохо и надо вызвать «скорую», даже если он проживает в сельской местности, там, где мало жилых домов, эта помощь придет к нему вовремя. Если же он, наоборот, проживает в густонаселенном районе, где большой охват населения у поликлиники, пациент должен быть уверен, что он получит консультацию нужного врача достаточно быстро. Проблема качества – не про нашу ивановскую медицину. Качество у нас достойное. У нас и смертность для нашего достаточно небогатого региона на приличном уровне, и высокотехнологичная помощь оказывается во многих наших клиниках.
– Проблемами доступности медицинской помощи вы занимались и как руководитель региональной рабочей группы «Социальная справедливость» ОНФ, и как сопредседатель регионального штаба. Что еще попало в поле вашего зрения?
– Мы провели мониторинг доступности амбулаторной помощи, не только участковых врачей, но и узких специалистов. Мы провели мониторинг доступности и качества скорой медицинской помощи. Проведя анкетирование около 500 человек, мы увидели, что картина немного другая, чем представлялась раньше, время ожидания какой-либо медицинской помощи, например, в поликлинике, высокое, а время, которое тратит врач на пациента, достаточно ограничено. Трудно говорить о социальной справедливости в обществе как о 100 процентном явлении, но это то, к чему власть должна стремиться. Если вдуматься в название, то получается, что любое явление может быть в поле деятельности нашей группы. Но все-таки мы стараемся ограничить свою деятельность именно социальными направлениями. Это здравоохранение, это доступная среда для инвалидов, обеспечение многодетных семей. В общем и целом это реализация указов лидера ОНФ, президента В. Путина, именно в части социальной политики.
– Анна Ивановна, кроме всего прочего, вы – депутат Ивановской областной думы. Какое направление вы курируете?
– Как депутат я курирую партийный проект «Крепкая семья». Он направлен на возврат семейных ценностей, на поддержание семей, любых – многодетных или тех, где воспитываются дети с ограниченными возможностями здоровья. Например, в мае мы провели форум многодетных семей, где они смогли продемонстрировать таланты своих детей, с другой стороны были подняты серьезные вопросы социальной поддержки многодетных семей. Важным кирпичиком в этом движении является наша волонтерская активность. Это не просто флеш-мобы и одноразовые акции, это постоянная работа со школьниками. Волонтеры – молодые врачи, клинические ординаторы, интерны, аспиранты, научные сотрудники нашего института, которые в школах пытаются заменять предмет «Этика и психология семейной жизни». Вдумайтесь, есть предмет ОБЖ, и в его рамках много часов посвящается таким вещам, которые могут и не случиться в обычной жизни, например, действиям при газовой атаке. А вот вопросам безопасной интимной жизни, вопросам половой гигиены, то есть тем вопросам, которые касаются каждого мальчика или девочки, там уделяется самое небольшое количество времени. И преподается предмет людьми, которые зачастую не являются специалистами в данной области. А между тем, тема очень деликатная, и чтобы достичь взаимопонимания с подростками, надо иметь не только профессиональную квалификацию, но и подход. Этому мы и учим наших волонтеров, а они – наших детей.
– Вы ощущаете кадровую проблему?
– По крайней мере, в нашем институте мы не ощущаем кадровой проблемы врачей, потому что у нас своя аспирантура, ординатура. Но есть некоторый дефицит сестринских кадров, особенно детских сестер. Как преподаватель вуза могу сказать, что наша молодежь пока еще очень хорошо профессионально ориентирована. Ребята хотят работать по специальности и будут в ней работать, если встретят достойную заработную плату и меры социальной поддержки. Дело в том, что медицину нельзя вырывать из контекста жизни нашего общества. И если в целом люди начинают жить лучше, приобретают автомобили, растет их доход, то медики, которые половину своей жизни посвящают тому, чтобы освоить профессию, должны достойно выглядеть на этом фоне. И при условии обеспечения достойной жизни мы будем иметь стопроцентную отдачу от медицинских работников.
– Анна Ивановна, в открытых источниках много информации о вас как сопредседателе ОНФ, депутате Ивоблдумы, директоре НИИ, заведующей кафедрой в вузе, но практически ничего не известно о вашей семье.
– Я единственная дочка в семье. Мой дед, полковник Советской Армии, прошел всю войну от Ржева до Кенигсберга. Из окопов, когда его вес был около 40 килограммов и он страдал от многочисленных ранений и контузий, его призвали в военно-медицинскую академию. Дед закончил ее, многие годы был профессиональным военно-политическим работником. Моя мама более 40 лет проработала в Ивановской медицинской академии, преподавала иностранные языки. Да и сейчас продолжает работать, но уже занимается организацией учебного процесса. Дочка учится на 4 курсе, мечтает, как и я, стать акушером-гинекологом. Вообще, моя семья – это мои единомышленники и всегда оказывают мне поддержку, даже в самых сложных ситуациях я могу рассчитывать на их помощь.
– Если бы в вашем плотном графике выдался абсолютно свободный от работы день, как бы вы его провели?
– Я бы поехала на дачу и стала что-нибудь там делать. На даче мы, как и полагается, выращиваем овощи, ягоды, цветы.
– Как вы считаете, современная женщина – какая она?
– Она очень самодостаточная и успешная, и несмотря на это, нуждающаяся в поддержке, любви, тепле.

Источник: журнал «Власть. Ивановская область.» (ноябрь, 2015г.)

Возможно вас заинтересует

Оставьте комментарий