Анжелика Соловьева: Стараюсь сохранить теплую атмосферу в коллективе

Дата публикации: 20.06.2016

Женский взгляд

Соловьева2Продолжаем читателей «Власти» знакомить с галереей женских образов в региональной политике. Самым медийным лицом последнего месяца стала председатель Избирательной комиссии Ивановской области Анжелика Соловьева. Поэтому беседа началась, естественно, с темы областных выборов.

 

– Анжелика Алексеевна, прежде всего интересует прошедшая избирательная кампания. В чем ее особенности?
– Однозначно, мы стали свидетелями самой спокойной избирательной кампании. Я могу объяснить это тем, что изначально было выдвинуто немного кандидатов. У всех был настрой на равную борьбу, все понимали свои возможности, поэтому можно сказать, что спокойствие кампании обеспечили сами кандидаты. Эту особенность отметил и наш куратор от Центральной избирательной комиссии в ходе плановой командировки в регион. Евгений Иванович Колюшин встречался с партийцами, кандидатами, силовиками и непосредственно с участковыми и территориальными комиссиями. По сравнению с его визитом прошлой осенью, когда на выборах в областную думу были конфликтные ситуации, он, уезжая, пошутил, что «в Ивановской области настолько все спокойно, что даже неинтересно».
– А если сравнить нынешнюю кампанию с прошлогодними выборами?
– Если сравнивать с прошлогодними выборами в областную думу, то у нас было огромное количество кандидатов, выбирали и по партийным спискам, и одномандатников. Борьба была острой еще и потому, что, при конкурсном отборе более 10 человек на одно место в думе, кандидаты старались выделиться на общем фоне – было много жалоб на агитационные плакаты и листовки. Почтовые ящики были ими завалены. Ну и негатив вызывало то, что во время кампании кандидаты расклеивали свои агитационные материалы везде: на столбах, на заборах, в подъездах домов. Прошел уже год, а в избирком до сих пор обращаются с жалобами граждане, которым приходится убирать за кандидатами макулатуру и перекрашивать за свой счет заборы и стены домов. В этой избирательной кампании наглядная агитация была сведена к минимуму.
– Почему Эдуарду Крюкову, выдвинутому местным отделением партии «Народ против коррупции», не удалось зарегистрироваться кандидатом? Были сложности с преодолением муниципального фильтра?
– Такой терминологии у нас нет. Есть – поддержка депутатов представительных органов местного самоуправления. Сбор подписей – это очень серьезная работа. Нужно было объехать как минимум 21 муниципальный район или городской округ. Хотя период регистрации у нас большой – 30 дней, это занимает много времени. Нужно было устроить собрание, пообщаться с депутатами, организовать их выезд к нотариусу. Кандидат, не собравший нужное количество подписей, адекватно отреагировал на эту ситуацию, и претензий к избирательной комиссии, естественно, у него нет. Мы, в свою очередь, к нему также относились объективно, как ко всем остальным, – помогали и консультировали на всех этапах.
– А у остальных кандидатов не было проблем со сбором подписей?
– У остальных не было, потому что четыре кандидата были выдвинуты парламентскими партиями. Они существуют в Российской Федерации начиная с 90‑х годов и пережили разные периоды постсоветской истории: и когда было много партий, и когда мало, и сейчас, когда их снова много, – на прошлогодних выборах участвовало более 20 партий! Естественно, парламентские партии имеют свои ячейки на муниципальном уровне. Пусть не во всех муниципалитетах, но им проще собирать подписи там, где есть однопартийцы. А что касается Эдуарда Борисовича Крюкова, то партия «Народ против коррупции» была создана буквально два года назад, поэтому на местах ее просто не знают.
– При Общественной палате была создана рабочая группа по контролю за соблюдением избирательных прав. Ее возглавил Марк Геллер. Как считаете, есть эффект?
– «Горячая линия» и сама группа создаются перед выборами, чтобы в том числе помогать и нам в нашей работе, поэтому я тоже была приглашена на первое заседание, где продемонстрировала комплексы для электронного голосования членам Общественной палаты. Считаю сотрудничество с органами, объединяющими общественность, полезным как для нас, так и для наших избирателей.
– Не могу не спросить про «Голос», который провел мониторинг открытости сайтов территориальных избирательных комиссий. Выводы были оформлены в пресс-релиз, который был разослан по СМИ. Вы его видели?
– Да, я читала. От координатора общественного движения «Голос» Ирины Мальцевой поступило обращение в избирком по вопросу: почему на сайтах территориальных комиссий информация о выборах размещена не в полном объеме или устарела? И не дожидаясь ответа от нас, от избиркома, она направила эту информацию в Интернет-СМИ. Официальный ответ, естественно, мы направили координатору. Я могу прокомментировать только одно, что сведения, изложенные в пресс-релизе, не объективны. Все сайты, о которых шла речь в пресс-релизе, это сайты администраций муниципальных образований и на них имеется вкладка о деятельности территориальных комиссий. Оценивать работу комиссий, исходя из информации с этих вкладок, некорректно. В соответствии с федеральным законом государственные органы должны информировать о деятельности через свои сайты. Но территориальные комиссии Ивановской области в настоящее время не осуществляют свою деятельность в качестве государственного органа, так как положение соответствующего областного закона об этом не вступило в силу. Поэтому территориальные комиссии не являются юридическим лицом, у них нет аппарата сотрудников на оплачиваемой основе, они не имеют свой сайт, который бы содержал исчерпывающую информацию о деятельности ТИК, а также они не осуществляют иные полномочия, характерные для госорганов. Именно об этом мы проинформировали координатора «Голоса» и предложили ей перед публичными выступлениями консультироваться со специалистами.
– В релизе, кстати, было подчеркнуто, что региональный сайт отличается открытостью для избирателей…
– Потому что мы работаем на профессиональной основе и учитываем все требования федерального закона, на который как раз и ссылался координатор в своем письме. Конечно, избирком – это государственный орган, мы работаем на штатной основе, у нас есть соответствующий аппарат, есть сотрудники, ответственные за ведение этого сайта, поэтому мы размещаем всю информацию.
– В продолжение разговора об информационной открытости избирательной комиссии расскажите, сколько раз вы сделали презентацию КЭГов, приготовленных для голосования на избирательных участках Шуи и Шуйского района? Молодежи, муниципалам, журналистам, кому еще?
– Точную цифру я вам не назову. Но скажу, сколько бы мероприятий мы ни проводили, этого всегда будет недостаточно. Мы действуем по плану. Встречаемся и ездим непосредственно на места – в ветеранские организации, общества инвалидов, но, как показывает практика, избирателям этого не хватает. Чтобы до них достучаться, нужно работать очень индивидуально. И именно не с органами власти, а конкретно с избирателями. То есть выходить в торговые центры, на встречи с педагогами, работниками жилищно-коммунальной сферы, пенсионерами и так далее.
– Что еще делается для информирования избирателей о выборах или это не приоритетная задача для избиркома?
– Это важное направление. У нас в прошлом году пришел только 31% избирателей на выборах в Ивановскую областную думу. Конечно, здесь играет роль то, что это кампания областного уровня, а не федеральная, о которой постоянно напоминают центральные СМИ. В данной ситуации мы решили провести конкурсы. У нас их четыре.
– Я слышала про конкурс среди журналистов, а какие еще?
– Еще среди библиотек, которые организовали свои уголки для избирателей. При территориальных комиссиях созданы конкурсные комиссии, которые выбирают своих победителей, потому что библиотек очень много в области – более трехсот. Их базу надо использовать. Затем мы будем оценивать победителей на областном уровне. И два конкурса для школьников. Для начальных классов – конкурс «Я рисую выборы». Для среднего и старшего звена – сочинение на тему «Если бы я был губернатором». Итоги будут подведены в октябре.
– Что нам ожидать от муниципальных выборов в 2015 году?
– Я могу сказать только одно, что местные выборы всегда менее спокойные и проходят при низкой явке населения.
– Казалось бы, это местные выборы, должна быть высокая активность…
– Явка высока на федеральной кампании, потом идет областной уровень, а выборы в муниципальные органы людям почему-то не интересны. Как правило. Но по уровню конфликтных ситуаций, зашкаливают всегда на высокой отметке. И могу сказать еще, что нам в области предстоит решить ряд законодательных задач, прежде чем проводить выборы. Например, определиться с необходимостью введения графы «против всех» на муниципальных выборах.
– Общественные слушания показывают, что наш регион собирается отказаться от этого нововведения.
– Отказаться – наше право, но время для принятия окончательного решения еще есть – до 1 января 2015 года.
– А что вы скажете насчет нововведений в обучении членов избирательных комиссий?
– Учитывая, что у людей, которые работают в УИКе, есть основное место работы, а также семья и дом, мы приняли решение учить их дистанционно, немножко отойти от традиционных кустовых семинаров. Мы приобрели специальную программу дистанционного обучения, ее еще используют для домашнего обучения детей с ограниченными возможностями здоровья, наполнили нашим содержанием, и в любое время человек, который у нас зарегистрирован как пользователь, может туда заходить и прослушивать лекции и презентации, читать дополнительную литературу и проходить тестирование. Мы планируем подобную программу использовать и для партийцев, наблюдателей и для кадрового резерва, который для участковых комиссий тоже создан.
– Расскажите о вашей командировке на Крымский референдум 16 марта. Почему ЦИК направил именно вас?
– В Крым я ездила в качестве международного наблюдателя. Изначально планировали направить председателей избирательных комиссий тех субъектов, которые граничат с Украиной. Это логично по менталитету и по духу, но один из председателей избирательной комиссии по состоянию здоровья не смог поехать, и предложили съездить мне. Так, в составе делегации из девяти человек я была единственной представительницей слабого пола. Находились в Крыму порядка недели. Помогали коллегам готовить и проводить референдум. И в день референдума мы тоже там присутствовали.
– И как впечатления?
– Я очень давно не была в Крыму, с начала 90‑х годов. Ощущение было двояким. С одной стороны, мы как будто попали в советское время. Симферополь выглядел очень неблагоустроенным. А с другой стороны, в процессе общения с населением было заметно, что люди восприняли референдум как праздник. Я побывала на многих избирательных участках и видела огромные очереди с восьми утра. Несмотря на плохую погоду, шел снег, а люди все шли и шли с улыбками на избирательные участки…
– Вот бы у нас так!
– Это идеал. (Смеется.) Так крымчане стремились поскорее оказаться в России. Мои коллеги были международными наблюдателями на многих выборах, и нигде они не видели такого духовного и патриотического подъема избирателей. Я могу только пожелать всем своим коллегам испытать такое же чувство удовлетворения, когда ты видишь, что твой труд востребован.
– Анжелика Алексеевна, тогда вопрос о трудовом пути. Расскажите про свой карьерный рост.
– Путь был не извилистый, а достаточно прямой. Закончила юрфак нашего госуниверситета. Работала по специальности восемь лет в отделении пенсионного фонда по Ивановской области, потом два года по известному адресу: Советская, 25 – в Центре учета регистрации граждан начальником юротдела. Ну и после этого местом работы было правовое управление областной думы, затем избирком.
– Стили руководства вас и Виктора Смирнова, предыдущего начальника, отличаются?
– Различаются, хотя бы тем, что он мужчина, а я женщина.
– А разве это влияет?
– Однозначно, влияет. Я считаю, что женщина-руководитель всегда мягче, более восприимчива к психологической обстановке в коллективе, втягивается во все нюансы. А мужчины-руководители, практически все, мыслят глобально, масштабно, и такие мелочи касаемо работы им просто не интересны. Однако могу сказать точно, что, несмотря на это, люди очень тепло отзываются о Викторе Владимировиче, в первую очередь, потому, что он умеет тонко чувствовать людей. Я стараюсь сохранить теплую атмосферу в коллективе, которая сложилась и с председателями территориальных комиссий, и в аппарате избиркома. Потому что в такой конфликтной работе, как наша, без нее вообще никак. Тем более что для многих работа на выборах – это дополнительная нагрузка, а не основное место работы.
– Есть ли у вас у самой дополнительная общественная нагрузка?
– Вся общественная нагрузка долгое время была в родительском комитете в 21‑м лицее, где учится мой сын-восьмиклассник. В этой школе идет такая активная общественная жизнь, что родителям быть вне школьной жизни невозможно.
– Знакомое чувство. Тогда задам банальный вопрос: что для вас важнее – работа или семья?
– Если расставлять приоритеты, то главное все же для любой женщины – это семья. Наш стаж совместной жизни с супругом – 17 лет. Мы очень любим путешествовать, всегда вместе, любим активный отдых. У нас спортивная семья.
– Об этом поподробнее, пожалуйста, а то в последнее время героини рубрики признавались, что со спортом на Вы.
– И я занимаюсь, и ребенок, и муж по мере возможностей. У меня были определенные успехи в плавании в детстве и юности, а сейчас просто фитнес. Катаемся на горных лыжах, ребенок на сноуборде. До этого, естественно, были коньки и просто беговые лыжи. Ребенок занимается рукопашным боем и плавает с папой в бассейне.
– Кто в семье главный?
– Разумеется, наш кот. (Смеется.) Семья без домашнего любимца для нас не возможна!

 

Источник: журнал «Власть. Ивановская область.» (сентябрь, 2014г.)

Возможно вас заинтересует

Оставьте комментарий