Ирина Эрмиш: Превыше всего интересы детей

Дата публикации: 21.06.2016

Женский взгляд

Эрмиш2Продолжаем знакомить наших читателей с плеядой влиятельных женщин региона. В правительстве Ивановской области в ранге заместителей председателя находятся только две женщины. О кураторе экономического блока мы уже рассказывали в рубрике «Женский взгляд», сегодня у нас в гостях не менее очаровательная дама. Бывший руководитель департамента социальной защиты населения, теперь глава социального блока региона – Ирина Эрмиш.

 

– Ирина Геннадьевна, вы встречали самых первых беженцев, приземлившихся в полночь в Ивановском аэропорте. У вас часто по работе бывают такие форс-мажорные обстоятельства или это исключительный случай?
– Не соглашусь с вами в том, что прибытие в область беженцев с Украины – это форс-мажорные обстоятельства.
Правительство области к возможному прибытию в регион граждан Украины было готово, заранее был согласован и график прибытия организованных групп людей, равно как и были определены места их временного размещения.
Если Вы намекаете на исключительность времени суток, в которое приземлился борт, то этот случай не из разряда обычных, но и к исключительным его нельзя отнести. Ведь работа в социальном комплексе, в различных его отраслях, зачастую сопряжена с нестандартными жизненными ситуациями, требующими оперативной мобилизации.
– Расскажите о работе регионального штаба по оказании помощи беженцам. Какие задействованы средства?
– На сегодняшний день к нам в область прибыли четыре организованные группы людей, в общей сложности это около 470 человек, основная часть из них – женщины с детьми. До конца года предстоит принять еще около полутора тысяч человек. По поручению руководителя региона в настоящее время развернута работа пунктов временного размещения, сейчас задействованы четыре пункта на 420 мест, еще два находятся в режиме готовности.
На первом этапе для организации питания и проживания людей задействованы средства резервного фонда правительства региона, но вскоре эти затраты региону будут возмещены из федерального бюджета, принято соответствующее постановление Правительства Российской Федерации.
В области объявлен сбор гуманитарной помощи в пользу беженцев.
Пунктами сбора, в дополнение к отделению «Красного Креста», объявлены областные учреждения социального обслуживания, которые есть в каждом муниципальном образовании.
Первоочередные потребности беженцев в вещах, одежде, средствах личной гигиены обеспечиваются как раз за счет гуманитарной помощи.
Часто задают вопрос о том, что с ними будет дальше.
Многое, конечно же, зависит от того, как свою дальнейшую жизнь видят сами прибывшие граждане Украины, что они для себя выбирают:
– кто-то намерен «переждать», пока в родных местах не нормализуется ситуация, без оформления особого статуса;
– многие намерены обратиться с просьбой о предоставлении временного убежища на территории России;
– кто-то в дальнейшем планирует обратиться за получением гражданства.
В зависимости от принятого ими решения о своем статусе пребывания в нашей стране им и будут предоставляться различные услуги.
Но сегодня первоочередной своей задачей мы считаем предоставить людям, принявшим решение остаться в России, возможность выйти на путь самообеспечения – найти работу.
– В последнее время в СМИ появился ряд публикаций о ситуации с размещением в Холуйском детском доме беженцев с Украины. А как же дети, что с ними будет?
– Моя позиция однозначная – превыше всего интересы детей.
В данной же ситуации мы видим попытки спекуляции на теме сиротства. Основная задача государства – найти ребенку, который остался без родительского попечения, семью, а никак не сохранение его в государственном учреждении, пусть даже в самых замечательных условиях.
Людей же пытаются убедить в том, что ребят отбирают у воспитателей, к которым они очень привязаны, и якобы смена обстановки нанесет детям неизгладимую психоэмоциональную травму.
Так вот, никаких оснований для таких заявлений нет. Во-первых, дети понимают, что они воспитываются в учреждении, а взрослые, с которыми они общаются, – не мама и не папа. Во-вторых, никаких душещипательных сцен вынужденного расставания не было, так как ребята отправлены в лагерь, как и планировалось. Малыши, 12 человек, уехали в детский дом «Солнышко», который по уровню бытовой, не говоря уже о кадровой и медицинской, обустроенности не уступает лучшим учреждениям подобного типа региона. Ну и наконец, смена обстановки – это расширение их коммуникативного пространства, шаг к социализации в будущем. Да и, видно, забыли авторы публикаций, что обучение в этом детском доме осуществляется только до четвертого класса, а дальше мы все равно ребенка переводим в другие учреждения.
Что же касается самого Холуйского детского дома, то это учреждение располагается в приспособленном здании постройки 19 века, отапливаемом угольной котельной, есть угроза подтопления в период весеннего половодья. Так как ребята там с ограниченными возможностями здоровья, есть проблема удаленности от квалифицированной специализированной медицинской помощи. Да и что греха таить: потенциальные приемные родители не хотят за 100 км с лишним ехать для знакомства с проблемным, в плане здоровья, ребёнком. То есть удаленность от областного центра здесь значительно снижает возможность ребенка обрести семью.
Территориальная расположенность и отсутствие централизованных коммуникаций обусловили создание при учреждении целого коммунального хозяйства со своей котельной, сетями, банно-прачечным комплексом, водонапорными башнями. Да еще три церковных объекта, жилой дом. Это все нужно содержать. Вот и складывается ситуация, что наличие в учреждении детей-сирот призвано обеспечить содержание всего этого хозяйства, а не наоборот.
Конечно же, все эти факторы учитывались, когда принималось решение о создании на базе данного учреждения пункта временного размещения беженцев с Украины.
Ещё в пользу принятия этого решения сыграло то, что мощность детских домов области на 40% превышает потребность: к счастью, сокращается у нас число вновь выявляемых сирот, активнее создаются приемные семьи. Поэтому перераспределение воспитанников по другим учреждениям не только возможно, но и по многим позициям логично.
– Как вы думаете, почему Павел Коньков идет на выборы с программой социальной направленности, а не экономической? Правильно ли это?
– Так ведь не может быть иначе, поскольку основной неоспоримой целью для руководителя региона является повышение качества жизни людей. А экономика, она не носит самоопределяющего характера, но при этом, конечно же, служит базисом для улучшения качественных показателей жизни людей.
Вы же не думаете, что руководитель такого уровня, ставя перед собой задачи социального плана, не может не знать, посредством чего будет обеспечено социальное благополучие. Поэтому одно без другого не может быть.
– Охарактеризуйте вашу преемницу – Марину Кабанову, на что обратить внимание ей, вы её как-то напутствовали?
– Марина Александровна работает в системе социальной защиты населения более 20 лет. Причём она занималась различными направлениями системы: ей понятна сфера социального обслуживания – долгое время она возглавляла профильный отдел, хорошо знает систему государственного заказа, курировала работу по профилактике безнадзорности несовершеннолетних, а в последние годы вела самое ресурсоемкое направление – систему выплат, компенсаций и субсидий.
В числе тех качеств, кроме профессионализма, о которых ещё стоит сказать, назову, во-первых, порядочность, во-вторых, въедливость и дотошность в работе и третье, это то, что она до фанатизма преданна системе, в которой работает.
Из личностных качеств я бы отметила её деликатное и никогда не оскорбляющее других чувство юмора.
– Вы недавно возглавили комплекс. С какими трудностями пришлось столкнуться?
– После назначения руководителем комплекса неожиданных трудностей не случилось. И ранее, и сейчас я отдаю себе отчет в том, что это назначение – серьёзная ответственность, в первую очередь, перед людьми, ответственность перед главой региона за доверие, ответственность перед собой.
Для меня сейчас важно в кратчайшие сроки углубиться в понимание проблем здравоохранения и образования.
Очевидно, что наибольшая напряженность со стороны населения связана с отраслью здравоохранения. В регионе на достаточно высоком уровне находится оказание специализированной медицинской помощи, но основная часть жалоб населения связана с работой амбулаторно-поликлинического звена. Не всегда причины кроются в недостаточном финансировании, есть ряд проблем кадрово-организационного плана. Непростые взаимоотношения и внутри медицинского сообщества.
– Почему культуру вывели из социального комплекса? Андрею Кабанову культура ближе, чем вам?
– Вопрос не по погонам – решение вопросов структуры системы органов исполнительной власти, а также их кураторства со стороны правительства региона является прерогативой главы. Относительно того, к кому ближе культура, а к кому – дальше, ничего не могу сказать, не знаю точки отсчета расстояния «от» и «до».
Думаю, что субъективности в принятии главой региона этого решения меньше, нежели представляется многим. Позиция Павла Алексеевича о том, что комплекс социальной сферы требовал разукрупнения, им не скрывалась и озвучивалась публично не однажды.
– А вообще, успеваете посещать культурные мероприятия или работа и дом занимают все свободное время?
– За годы работы в органах государственной власти посещение областных культурных мероприятий в основном сопряжено с участием, в той или иной степени, в организации их проведения. Просто зрителем, просто посетителем выставки или экспозиции, не скрываю, быть хочется чаще.
– В вашем ведении теперь находится сфера образования. Владимир Егоров, как председатель Совета ректоров, дает вам по этому поводу советы? Если да, то какие?
– Что касается Владимира Николаевича, то мне он советы дает по поводу и без повода. Ну а если серьёзно, то почему нет? Например, сейчас в ряде отраслей наблюдается дефицит квалифицированных кадров, и если не принимать мер, проблема будет только нарастать. А в нашем регионе, являющемся крупным центром студенчества, 7 вузов, ряд филиалов, порядка 35 тысяч студентов, мнение представителей высшей школы не может быть неинтересно. Владимир Николаевич, будучи человеком неравнодушным к тому, что происходит в стране в целом и, конечно, в регионе, естественно, имеет свои соображения на сложившуюся в области конструкцию образовательной сферы.
В моем случае отказаться от возможности услышать, что думает на этот счет ректорский корпус, было бы просто глупо. Речь веду не о конкретных ситуациях, а о стратегических направлениях развития отрасли в целом.
Ну а что касается производственных частностей, то у нас в семье есть негласная договоренность: дома рабочие вопросы, по возможности, не обсуждать. Совещаний обоим хватает на работе. А если мы ещё и дома будем планерки проводить, то к процессу неминуемого профессионального выгорания добавится ещё и семейное.
– Говорят, у вас есть дача. Неужели есть время заниматься грядками? Расскажите про огород, конечно, если есть что рассказать.
– Да, дача есть. Она в процессе обустройства, поэтому никакими агрономическими хитростями не поделюсь. Хочу в дальнейшем не огурцов, а много-много цветов, что получится – посмотрим.
– Какая модель отношений внутри пары вам более близка на примере отношений с Владимиром Николаевичем? За что вы его цените?
– Не отношу себя к специалистам в области семейных отношений. Поэтому скажу так: любовь, взаимное уважение, общность нравственных установок и интересов – это то, без чего семья, на мой взгляд, не может существовать. А у нас семья есть.
– Вы всегда прекрасно выглядите: укладка, безупречный макияж. В чем секрет красоты?
– Этот секрет – не секрет. Для меня порядок на голове залог порядка в голове, то есть это элемент внутренней уверенности. Да и вообще люблю порядок во всем: и в вещах на полке дома, и в деловых бумагах, не говоря уже о том, что людей ценю логично мыслящих и понятно излагающих свои мысли.

 

Источник: журнал «Власть. Ивановская область.» (август, 2014г.)

Возможно вас заинтересует

Оставьте комментарий