Владимир Шарыпов: «Объективно понимаю, что долго на такой должности проработать трудно»

Дата публикации: 01.06.2016

От первого лица

Шарыпов2Самый конец июля и начало августа стали временем тектонических подвижек в региональном правительстве. Череда бурно разворачивающихся событий на самых разных фронтах политической и правоохранительной деятельности послужила отправной точкой громких отставок в самых что ни на есть верхних эшелонах власти. За отставками, как водится, последовали назначения, которые не только привели к появлению новых лиц в руководстве отдельных департаментов, но и полностью перекроили состав правительства Ивановской области.
Назначение Владимира Шарыпова заместителем председателя регионального правительства и увеличение подразделений комплекса развития инфраструктуры еще на одну единицу – департамент энергетики и тарифов – были в череде перестановок одними из первых. Сегодня герой рубрики «От первого лица» – Владимир Шарыпов.

 

– Владимир Николаевич, какими были ваши первые эмоции от назначения? Как вы считаете, это в первую очередь демонстрация доверия губернатора или может быть, здесь какие-то иные причины?
– Конечно, присутствовал элемент неожиданности. Но с другой стороны, я всегда знал, что являюсь кадровым резервом Павла Алексеевича Конькова, потому что работаю с ним достаточно давно, с 2009 года. Сначала – в региональном центре энергосбережения, который удалось вывести из предбанкротного состояния во вполне управляемое предприятие. Потом именно по предложению Павла Конькова я пришел работать в службу по тарифам Ивановской области первым заместителем, затем руководителем.
Вполне понятно, что чиновник, который занимается проблемами тарифообразования – по определению человек весьма осведомленный о том, что происходит в сфере жилищно-коммунального хозяйства в целом. Хотя, конечно, та сфера, которая мне досталась как руководителю комплекса, это не только ЖКХ, но и строительство, транспорт, дороги.
Признаюсь, что эйфории от назначения не было совершенно. Только громадное чувство ответственности, которое чуть позднее, когда было принято решение по отставке вице-губернатора, лишь усугубилось. Честно скажу, я надеялся на определенную поддержку и помощь Александра Фомина, которые точно не были бы лишними для меня на первом этапе, что какие-то функции он возьмет на себя, и мне не придется с первых дней принимать какие-то решения единолично. Но сейчас эти надежды уже не актуальны. Буду работать напрямую с губернатором и ответственность за принимаемые решения нести самостоятельно.
Как оцениваю свое назначение? Как доверие губернатора ко мне как к руководителю, умеющему решать проблемы, которых более чем достаточно.
Что являлось для Павла Алексеевича мотивом для моего назначения, думаю, надо спрашивать у него. Он предложил, я не стал отказываться. При этом у меня не было цели строить карьеру в политике. Публичным человеком тоже быть не привык. Соответственно, свою нынешнюю должность расцениваю как возможность решать поставленные задачи и смотреть, насколько получается оправдывать доверие губернатора.
Мне достался сложный комплекс с огромным количеством нерешенных проблем, с «хвостами», которые тянутся с 2010 года… Ожидаю, что будет масса судебных разбирательств, уголовных дел – все это нас не минует. Естественно, в такой обстановке хотелось поддержать губернатора. Но если по прошествии определенного времени увижу, что есть более достойная кандидатура на это место, сам попрошу, чтобы меня куда-то передвинули. Это я абсолютно серьезно говорю, потому что работать в таком режиме, как это делается здесь, не просто сложно, надо в голове что-то менять. А находить удовольствие во власти я так и не научился.
– Сферы строительства, дорожного строительства, переселения граждан из авариного жилья, транспорт – из тех, что принято считать наиболее коррупциогенными. Вы воспринимаете свою нынешнюю работу как определенный вызов?
– Я просто считаю, что надо выстроить систему управления во всем комплексе. Решения должны приниматься системные, с учетом стратегического планирования. А оно, к сожалению, в нашем комплексе пока реализуется не на должном уровне. Более-менее это наблюдается в области тарифов, где мы знаем, куда идем и к чему должны прийти. Во всех остальных отраслях я конечно ситуацией не доволен.
Теперь что касается коррупционных проявлений. Все должно быть максимально открыто, публично, чтобы граждане и все заинтересованные лица понимали, что и для чего делается. Если мы все решаем реально открыто, не для галочки, то должны суметь обосновать, почему выбран тот или иной способ, путь, вариант. Соответственно, и коррупционная составляющая в такой схеме просто будет неудобна.
Кроме того, нельзя недооценивать роль стратегического планирования, основанного на технико-экономических показателях. В этом году, например, в разгар сезона на 70 процентов поменялась программа дорожного строительства. Отсюда – затягивание с разработкой проектно-сметной документации, со сроками проведения конкурсов… Такое положение дел вызывает удивление, будем разбираться.
То же самое – в строительстве, с фондом капремонта. Начинаем строить какой-то объект, потом бросаем. Проблемы застарелые, и пока не вполне ясно, как их решать, но делать это надо.
– Региональное правительство – сложноподчиненная структура со своими кланами, командами. Вы ведь понимали до всех этих отставок, что придется работать под руководством Александра Фомина, который в правительстве совершенно на особых условиях.
– С Александром Германовичем я плотно работал, еще когда он был главой администрации областного центра. Мы делали для города схему теплоснабжения. Да и после его перехода в правительство связь не терялась. Поэтому каких-то опасений я не испытывал, а готовился поддерживать нормальные рабочие отношения. Наоборот, как я уже говорил, даже питал некоторые надежды на помощь с его стороны. Те две недели, которые мы вместе проработали, сложились вполне конструктивно. Но мы и далее договорились, что я в любое время могу к нему обращаться за советом.
– Понятно, что свою работу в новом качестве вы начали с анализа вверенных отраслей. Не возникло ощущения паники – все вокруг плохо и не понятно, за что хвататься?
– Паники не было. Скорее, было недоумение от того, почему те или иные вопросы не решались. Безусловно, работа велась и большая работа, я не хочу ни в коем случае умалять достижений моих предшественников. Однако на сегодняшний день ряд вопросов имеет крайне запущенный характер. Но, выстроив четкий план, думаю, получится ситуацию преломить.
Считаю, главная цель руководителя – сделать, чтоб было не хуже, чем до тебя. Чтоб с твоим приходом дома не перестали строиться, самолеты летать, транспорт ездить, дороги ремонтироваться и так далее.
– Губернатор отвел вам какие-то временные сроки, поставил условия, задачи? Если, скажем, за год не справитесь, то…
– Губернатор задачи ставит более чем конкретные. Чтоб кораблик по Волге поплыл, чтоб правильно и своевременно расходовался дорожный фонд, чтоб капремонт действовал в полную силу… Все ориентиры ясны, они дробятся на какие-то мелкие подзадачи, которые также должны исполняться. Все решаемо.
Свою цель я вижу в том, чтоб за несколько лет все отладить. Объективно понимаю, что долго на такой должности не проработаешь.
– А какой промежуток времени вы сами себе отвели, чтоб досконально вникнуть в ситуацию во всех вверенных отраслях?
– Месяца, который, кстати, уже на исходе, будет достаточно. В большинство вопросов я уже вник. Хотя открытия, в том числе не самые приятные, бывают каждый день. Вот не так давно съездил на объекты в Плес, испытали некоторое удивление по поводу того, как там работы ведутся, насколько несистемно и непоследовательно идет освоение средств по отдельным видам работ. Поневоле начинаешь думать, насколько тот или иной процесс объективен, и кто заинтересован в том или ином направлении.
– На новой работе на каких направлениях в первую очередь сакцентируете внимание?
– Если говорить о жилищно-коммунальном хозяйстве, то это подготовка к отопительному периоду и все работы по линии фонда капремонта жилья. Если о строительстве, то обеспечение плана по вводу жилья. По итогам этого года мы должны сдать 260 тысяч квадратных метров жилья и продемонстрировать рост к минувшему году. Плюс – повышенное внимание совместным объектам с департаментами образования, молодежи и спорта. Имею в виду строительство детских садов, физкультурно-оздоровительных комплексов, дворца спорта. Кроме того, надо в короткий срок разыграть конкурсы в сфере дорожного строительства и, не нарушая технологии, провести запланированные ремонты. У нас всего два месяца осталось, надеюсь, погода позволит дорожникам поработать.
Если говорить о транспорте, то предстоит сделать наконец-то аэропорт международным, организовать поезд до Коврова, чтобы ивановцы быстрее могли добираться до Москвы. Навести порядок в сфере межмуниципальных перевозок, решить проблему нелегальных перевозчиков. Чего не коснись, всюду проблемы. И не понятно, почему они ранее не решались или замалчивались.
– Как восприняли коллеги ваш карьерный рост? Вы стали заместителем председателя правительства в 31 год. Молодой возраст для столь солидной должности.
– Сама по себе должность зампреда может вызывать какие-то положительные эмоции только у тех людей, которые своей целью ставят карьерный рост. Тот комплекс, который мне достался в руководство, содержит большое количество проблем. Поэтому руководители, с которыми предстоит работать, думаю, даже с некоторым сочувствием отнеслись ко мне после назначения на должность, нежели с радостью.
– Когда вы вместе со своим департаментом энергетики и тарифов ушли от Светланы Давлетовой, в ее комплексе экономического развития осталось всего два департамента. То есть, ее позиции как зампреда ослабли на глазах. Тут же комментарии разные пошли… Сейчас ситуация конечно совсем другая, но на тот момент – не было какой-то неловкости во взаимоотношениях, чувства вины?..
– Не было никакой неловкости или недоговоренности. У нас всегда были нормальные рабочие и личные взаимоотношения. Светлана Валентиновна в работе никогда ни с кем не выстаивает отношения по принципу «я начальник, ты подчиненный». Соответственно, претензий, что департамент энергетики ушел в другой комплекс, с ее стороны не последовало. Решение о таких структурных переменах было логичным, и она это прекрасно понимала. Думаю, что на тот момент все было именно так.
– У вас ведь не было человека, от которого вы могли принять дела. Или Сергей Тальянов все-таки какими-то секретами успел поделиться?
– Нет, почему же. Когда Сергей Юрьевич написал заявление, и стало ясно, что я буду руководителем комплекса развития инфраструктуры вместо него, я три дня сидел и принимал дела. Свои секреты управления он мне, конечно, не передавал, но в курс дел ввел, посоветовал, на что надо обращать большее внимание.
– Официально о вашем назначении Павел Коньков объявил на одной из оперативок. А за какое время до этого о своей новой должности узнали вы?
– Точно не вспомню, примерно за неделю.
– Как изменился распорядок дня на новой работе? Как домашние отреагировали?
– Отреагировали нормально, с пониманием. Я всегда подолгу работал, жена и ребенок к этому привыкли. Но другое дело, что режим работы становится таким, что уже не успеваешь восстанавливаться, даже не смотря на возраст.
Огромный объем информации. И в этой связи поездки по области, как ни странно, даже помогают, потому что пока едешь – и отдыхаешь. А если у себя в кабинете, то каждые полчаса расписаны: встречи, большие совещания, когда надо выступать перед людьми, к чему-то их призывать. К тому же, учитывая, что пока еще был не в курсе всех тонкостей, нюансов, слишком часто приходилось оперативно ориентироваться в обстановке. Больше, чем физически, устаешь морально.
Пришлось основательно пересмотреть свой рабочий режим. Пока работаю без выходных.
– Поменялся руководящий состав в подведомственных департаментах. Сейчас там почти везде исполняющие обязанности. Вы довольны, как работает эта команда? Или предстоит ждать новых кадровых решений?
– Назначение руководителей исполнительных органов госвласти – это прерогатива губернатора. И думаю, что в ближайшее время возможны отдельные решения. Но что касается большинства сегодняшних руководителей в моем комплексе, то они являются профессионалами, и от приставки и.о., по моим ощущениям, вскоре избавятся.
– Последние назначения в правительстве вызывают стойкие ощущения, что губернатор сделал ставку на молодые кадры. На ваш взгляд, это сейчас тренд такой?
– Мне просто кажется, что есть люди, которые могут решать проблемы, а есть те, кто не хочет или кому не дано. И это не зависит от возраста.

 

Источник: журнал «Власть. Ивановская область.» (сентябрь, 2015г.)

Возможно вас заинтересует

Оставьте комментарий