Владимир Козлов: Об онкодозоре и политической мудрости

Дата публикации: 16.09.2016

От первого лица

Представляем Вашему вниманию интервью с депутатом Ивановской городской Думы, председателем комитета по охране здоровья и окружающей среды, главным врачом Ивановского областного онкологического диспансера Владимиром Козловым.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ

— Владимир Александрович, как вы, главврач, стали политиком?
— Я бы не стал использовать слово «политик», потому что ни в коем случае не считаю себя таковым. Тем более к этому термину зачастую прилагают нелицеприятные эпитеты и синонимы. Я в большей степени считаю себя хозяйственником, доктором, человеком, ответственным за определенную отрасль в здравоохранении — за онкологию.
img_9794— Как получилось, что Вы оказались в городской думе?
— Надо понимать, что накопив определенный жизненный опыт руководства областным онкологическим диспансером в течении шести с лишним лет, решая многие хозяйственные задачи, конечно, я видел, что есть какие-то вещи в нашем обществе, городе, которые не всегда мне по душе.
Работе в городской думе, на самом деле, предшествовала работа в Общественной палате Ивановской области, куда меня избрали. В Общественной палате кругозор мой существенным образом расширился. Я узнал о многих программах, о которых раньше не слышал. О социальных, в первую очередь, которые реализуются в городе. И я понял, что глубоко сопереживаю и разделяю взгляды людей, которые хотят изменить жизнь в городе к лучшему. И поэтому, когда встал вопрос о формировании списков потенциальных кандидатов, которые могли бы принять участие в выборах в Ивановскую городскую думу, я как член партии «Единая Россия», после недолгих колебаний и раздумий согласился. И на участие в праймериз, и в выборах.
— Не пожалели?
— По факту избрания в городскую думу мне было предложено возглавить комитет по охране здоровья и окружающей среды. Это в известной степени перекликалось с той работой, которой я занимался. При этом, надо сказать, полномочия в плане охраны здоровья граждан переданы с муниципального уровня на региональный уровень. Но тем не менее, ряд вопросов на уровне города можно решить. И нужно решать.
Надо сказать, в 2010 году, когда я возглавил областной онкологический диспансер, я в известной степени сам был заложником муниципальных проблем. В онкодиспансер порядка 600 человек обращаются каждый день за помощью. У нас 500-коечное лечебное учреждение. Надо понимать, сколько родственников приезжает навестить наших пациентов. Та стоянка, которая была в 2010 году, она, мягко говоря, соответствовала нормам старых времен. Во взаимодействии с городскими властями мне потребовалось больших усилий добиться того, чтобы мы сделали хорошую современную стоянку. Стоянка у нас сейчас действительно большая. Организована вдоль всей фасадной части здания. И она в известной степени решила проблему парковки.
Решение или даже лоббирование таких вопросов, как, например, благоустройство: вывоз мусора, кронирование деревьев, освещение, тротуарные дорожки перед больницей, чтобы асфальт был нормальный, а, извините за термин, не убитый — сейчас эти проблемы решаются эффективнее.
img_9795— Вы ориентировались на опыт ваших коллег, главврачей-депутатов? У нас их не мало в ивановской политике…
— Без опыта коллег не возможно строить работу. Я не просто ориентировался, а когда свершился факт избрания, я, в частности, и к Игорю Евгеньевичу Волкову, и к Сергею Рудольфовичу Томсу обращался. Благо их кабинеты находятся рядышком. Пришел со словами: «Ребята, давайте помогайте, уму-разуму учите, как и что делать». Надо сказать, они очень позитивно откликнулись и дали очень много полезных советов. Что называется, чтобы работа принесла результат. Результата можно достичь, идя какими-то огородами, а можно более-менее по прямой линии. В этом мои друзья, однопартийцы, коллеги по депутатской работе, безусловно, во многом помогли.
— Что ж Вы Андрея Андреева не назвали? Вы ведь не только коллеги-однопартийцы, но и друзья, насколько нам известно.
— Андрей Германович Андреев — главный врач 3-ей городской больницы. Вы правы, нас личные, очень добрые отношения связывают, дружба на протяжении многих лет. Конечно, это человек с определенным статусом в городе. Он входит в городской Общественный Совет, является заместителем председателя. Это аналог Общественной палаты на уровне города. Конечно, он многие вещи знает и в них хорошо ориентируется. Когда собирается определенная когорта людей, знающая и умеющая решать вопросы, и в общем-то с мозгами, заточенными на решение задач и с разумным, я подчеркиваю, взглядом на жизнь, порой надо сказать, это приносит свои плоды.
— Это Вы сейчас про общественные советы и палаты говорите, или имеете ввиду думу?
— Я неизбежно вспоминаю и заседания городской думы. Коллеги по думе, члены ЛДПР, СР, КПРФ — из их уст звучат абсолютно здравые вещи, они не вызывают какого-то неприятия. Но вы знаете, есть такое выражение: благими намерениями дорога в ад вымощена. Надо понимать, что решая одну какую-то задачу в рамках бюджета, мы порой можем нанести вред тем процессам, которые уже сложились. В погоне за созданием каких-то новых проектов, стремлением еще улучшить жизнь, надо очень и очень разумно, я бы сказал мудро, по-житейски, подходить к решению, чтобы не ухудшить уже сложившиеся традиции и вещи.
— Мудро!
— Как-то в последнее время мы редко используем слово мудрость. Она с годами приходит, поэтому мне очень приятно общаться с людьми, которые этой житейской мудростью наделены или обрели её. Это, знаете, как воды в жаркий день из ручья напиться.
В своем общении стремлюсь почерпнуть что-то новое, чтобы воплотить потом это на благо людей и города.
— Например?
— Возьмём комитет по охране здоровья и окружающей среды, который я возглавляю в городской думе. Здесь задача такая — сделать город лучше, краше, чище. Экологический компонент действительно имеет огромное значение. Я по своим служебным делам, связанным с моим основным местом работы, в этом году был в Санкт-Петербурге и посмотрел, как они хорошо и эффективно решают такие вопросы, как например, утилизация люминисцентных ламп, градусников, батареек. У них стоят вагончики, где простое население может это сдать. Я загорелся идеей, привез этот проект в Иваново. Мы его внимательно изучаем и, если говорить о планах, то я бы считал большим плюсом, если бы в Иванове удалось воплотить этот проект.
— Но это же надо людей воспитывать! Сколько на это потребуется времени?
— Понимаете, люди достаточно хорошо воспитываются, если это нормально, цивилизованно организовано. Я посмотрел, как это в Санкт-Петребурге организовано. Я жил в гостинице на Васильевском острове. Там есть тропа, где жители с утра на работу идут, а вечером по ней же возвращаются. Вот именно где-то около этой тропы поставлен вагончик. Один раз прошел мимо, второй раз, а на третий принес сюда отходы.
Если сделать цивилизованно, то и у нас это будет. Если чтобы подойти к этому вагончику, надо будет сапоги болотные одевать, то не получится. Не будет работать. Надо вещи продумывать от А до Я.
— То есть эта идея уже озвучена и в работе?
— Мы эту идею уже разбирали на профильном комитете и договорились, что все обдумаем и будем выносить проект на пленарное заседание.
Хотеть можно много, но надо понимать, что бюджет города не резиновый. У нас много задумок и многие вещи реализуются, есть программы, бюджет которых растянут из одного года в другой. И порой задумывая что-то новое, надо задумываться, а не окажутся ли недофинансированными «старые программы»?Мне кажется здесь надо разумно и мудро подходить ко всем этим вопросам.

 

img_9793ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

ВРАЧЕБНАЯ
— Ну хорошо. Давайте поговорим о вашей основной деятельности. Как Вы пришли в профессию?
— После окончания медицинского института я закончил интернатуру, ординатуру, потом аспирантуру. И все это было по туберкулезу. Отработал на кафедре и через несколько лет возглавил областной противотуберкулезный диспансер. Я в течение двух лет работал там главным врачом, а в 2010 году, когда началась реализация Национальной онкологической программы, когда в общем-то надо было сделать то, что некоторые территории не делали и за два года, меня, что называется, на горячее производство поставили. И я сроднился со своей новой специальностью.
— Расскажите, как обстановка с онкозаболеваемостью в регионе?
— Из года в год мы видим рост числа онкологических заболеваний. Причем это мировая тенденция. Во всем мире отмечается в год один процент прироста онкологических заболеваний. Если брать по Ивановской области, в последние несколько лет наблюдалось в среднем 2 % прироста, а вот 2015 год побил все рекорды. Мы отметили рост заболеваемости на 5,8 %. Это, конечно, огромнейший скачок. Надо понимать, что надо очень серьезные усилия предпринять, чтобы смертность от этого недуга не выросла. При том рак — это не смертельный приговор, мы зачастую расцениваем онкологическое заболевание, как хроническое. Чтобы это заболевание не перешло в фатальную стадию, надо добиваться того, чтобы все заболевания выявлялись на ранней стадии.
— Удаётся?
— По результатам 2015 года мы наконец-то приблизились к среднему российскому показателю по критерию раннего выявления, а до этого, надо признать, мы отставали. Если общероссийский показатель в 2015 году составил 52 %, то есть 52 % всех больных выявлялось на ранней стадии, то у нас этот показатель в прошлом году составил 51,8 %. То есть чуть-чуть меньше. Но справедливости ради надо отметить, что шесть лет назад, когда я возглавил онкологическую службу и диспансер, этот показатель составлял 37 %.
— Это значимый рывок. Как удалось справиться с этой нелегкой задачей?
— Эта задача лежит на первичном звене — на участковых поликлиниках, которые должны выявлять, а задача нашей службы заключается именно в организации этого процесса, в методической работе, помощи.
В начале этого года в течение двух с половиной месяцев я объехал все центральные районные и городские больницы и более девяноста ФАПов, со многими фельдшерами, акушерками и медицинскими сестрами напрямую удалось пообщаться.
Печально, что не всегда у руководства медицинским учреждением руки доходят, чтобы встретиться с каждой акушеркой или фельдшером, чтобы проговорить все это. Мы проводим обучающие семинары, собираем в большом зале делегатов из муниципалитетов и все объясняем. Когда наш конференц-зал на 196 посадочных мест набивается полностью, и когда с высоких трибун об этом говоришь, зачастую это не доходит до людей. А когда приезжаешь на конкретный ФАП и говоришь, у тебя вот здесь неправильно и здесь недоработка, это эффективнее. Да, это хлопотно. Трудоемко, отнимает время, но это приносит определенные плоды. И более того, я сейчас начал повторно объезжать те же фельдшерско-акушерские пункты и районные больницы и, вы знаете, существенная разница между теми ФАПами, на которых я уже побывал, и теми, где мы не были.
Сейчас мы строим работу таким образом. Мы заезжаем на один ФАП в том или ином районе, на котором были в начале года, и допустим, на два-три ФАПа, на которых не были. Конечно, разница между ними колоссальная. Потому что общение с первоисточником, носителем знания, то есть с врачами-онкологами, помогает в известной степени среднему медицинскому персоналу грамотно строить свою работу по раннему выявлению злокачественного образования.
— Столько людей «сгорает» буквально за несколько месяцев от рака! Как не стать жертвой этой болезни? На какие признаки её следует обратить внимание?
— Здесь, наверное, надо сказать о том, что очень многие онкологические заболевания на первых стадиях протекают бессимптомно, выявить которые самостоятельно человек не может. Когда появляются жалобы, зачастую заболевание уже находится на второй, третьей, а у некоторых и на четвертой стадии.
Именно с этой целью в каждой поликлинике организованы смотровые кабинеты. Исторически сложилось, что термин этот больше применим к женскому населению, хотя это категорически неверно, ошибочно, я бы даже сказал. Худо ли бедно эта работа для женщин была организована, а мы сейчас продолжаем и для мужчин . Мы поставили обязательное условие, что и мужчины, и женщины, должны раз в год побывать в смотровом кабинете.
— Что смотрят в смотровом кабинете?
— Там работает средний медицинский персонал: фельдшер, акушер, медсестра. Но я смею вас уверить, что средний медицинский работник, по тому опыту, что я встречал в поликлиниках, на ФАПах и офисах врачей общей практики, работу выполняет более качественно нежели врач.
— Как так?
— Есть такое понятие «горе от ума». Врач начинает философствовать и заходит в вопросы углубленного обследования той или иной паталогии, а в результате те самые элементарные вещи, которые требуются, просто не выполняет.
— Какие элементарные вещи, возвращаясь к вопросу о том, что смотрят в смотровом кабинете?
Человека должны банально раздеть с ног до головы, полностью. Произвести полный осмотр всех кожных покровов, потому что по заболеваемости рак кожи находится на первом месте. Но, как правило, он проходит доброкачественно и смертность от него находится в списке где-то в самом конце. Тем не менее по заболеваемости это самая распространенная форма. Поэтому кожные покровы, хочешь ты или не хочешь, надо осматривать. Смею вас уверить, что у самых замечательных докторов, у которых я побывал, и которые меня уверяют, что выполняют функцию смотрового кабинета, никто этого не делает.
— Далее?
— Необходимо повести осмотр ротовой полости. Вот здесь тоже очень важный показатель: запущенность рака полости рта составляет порядка 80 %. Это ужасная цифра, если вдуматься. Это при том, что мы ходим к стоматологам и так далее. Если приходим к стоматологу, то он смотрит конкретно на зуб, а в целом — щеки, язык, глотку не осматривают. Так вот, в смотровом кабинете на самом деле шпателем при наличии светильника (это может быть обычная настольная лампа) должны произвести осмотр ротовой полости — качественно и внимательно. Методическая работа в чем заключается? Мы на ФАПы приезжаем и спрашиваем: вы ротовую полость обследуете? Да, смотрим. Ок, покажите, где настольная лампа? А мы вот так смотрим — к окну подводим. А если сумерки? Пожимают плечами. Есть ведь на самом деле какие-то вещи затратные, а есть копеечные. Шпатель одноразовый и лампу все могут приобрести.
— Согласна. Что дальше?
img_9797— Пальпация щитовидки обязательна. Потому что это тоже относится к наружной локализации рака. Осмотр и пальпация периферических лимфатических узлов. Они являются сигнальными звоночками. Если они увеличены, значит идет воспалительный процесс. У женщин обязательно пальпация молочной железы, гинекологический осмотр с забороммазка цервикального канала. Это все очень важно, потому что рак шейки матки у женщин стоит на втором месте по заболеваемости после молочной железы.
На ФАПах смотрим, чтобы правильно инструменты использовали. Раньше забор мазка осуществлялся шпателем, а сейчас настаиваем чтобы специальными цитощеточками забирался материал. Более того, когда я в 2010 году пришел главным врачом в диспансер, я привел с собой заведующую цитологической лаборатории Балаеву Светлану Владиславовну, сподвижника, которая тоже стала проводить методологическую работу. И если мы сравниваем такой показатель, как информативность мазка, который мы получили из цервикального канала у женщины, то в 2010 году информативность составляла порядка 15 %, сейчас мы приблизились к 80 %. Что значит информативность мазка: откуда, чем — все важно. Нам ведь самое главное, чтобы в мазке были элементы слизистой оболочки, именно в которой и живет рак. Если слизистая присутствует, мы уже можем смотреть под микроскопом и говорить, нормальная она или нет. Поэтому важно использовать правильный инструментарий.
Очень важно, чтобы осмотр прямой кишки проводился и у мужчин, и у женщин. Это не должно вызывать неудобств. Женщина в гинекологическом кресле. Мужчина на кушеточке на боку. Зачастую опухоли кишечника локализуются очень низко. То есть они локализуются на высоте пальпации пальца — 5-8 см. Пальпацию необходимо делать. Тонкий кишечник крайне редко, я бы сказал, казуистично редко поражается раком, как правило, это толстая кишка. В некоторых случаях не надо образования, нужен просто навык. Эти вещи должен делать средний медицинский персонал.
То, что я перечислил, ни один доктор в полном объеме не делает. Потому что там высокие материи, дифферинциальный диагноз и по жалобам. Диплом врача мешает работать на этом уровне.
— Вы такие страшные вещи рассказываете. Что же делать? Как снизить онкозаболеваемость в регионе?
— То, что статистика рака будет расти — это неизбежно. Наша Ивановская область находится на восьмом месте в Российской Федерации по доле лиц старше трудоспособного возраста. То есть наша область старая по возрастному составу.
Знаете, как в старину говорили? Слава Богу, что человек дожил до рака. Почему так считалось? Значит, прожил долго и счастливо и не умер раньше от других болезней. Чем старше население, чем дольше продолжительность жизни, тем больше и рака будет.
Профилактика рака складывается во многом из двух компонентов. Есть первичная профилактика, которая заключается в правильном питании, не употреблении алкоголя, в отказе от курения.
Вторичная — это уже своевременный медицинский осмотр.
Люди пожилого возраста любят гордиться тем, что к врачу они и не обращаются. Но так это не показатель здоровья, а показатель невежественности. Определенная часть населения, кому за 60, 70, считают: если ты не ходишь к врачу, то это показатель богатырского здоровья. Вы знаете, наверное, надо воспитывать подрастающее поколение изначально правильно. Чтобы воспитывать мировоззренчески правильные ориентиры. Для примера: в Европе, Австрии, Германии, там если человек не пройдет в установленные сроки медицинское обследование, то тот медицинский полис, который у него есть, он просто превращается в бумажку. И если у человека возникнет заболевание, то он должен будет оплачивать его за свой счет. Это, я бы сказал, жесткий оскал капитализма. С другой стороны, население там все к врачам ходит.
fullsizerender-9— И врач уважением пользуется.
— Да, а у нас другая ментальность. Вроде как к врачам и не надо ходить, якобы вот показатель долголетия.
— Расскажите про проект Онкодозор …
— Онкодозор ориентирован на молодежь. Общество непрерывно меняется. По городу раньше ходили с сигаретами и пивом. А сейчас появился фитнес, много на роликах и досках катаются. Другие ориентиры стали. Это здорово, но для того, чтобы это произошло, тоже шла определенная подготовительная работа.
— На уровне государства…
— На всех уровнях. Я тоже считаю себя неким продолжателем государственной политики и именно поэтому мой принцип: курочка по зернышку клюет.
Наши акции в рамках проекта Онкодозор ставят задачу — обратить внимание на проблему. Что, например, маммографию женщинам надо проходить хотя бы раз в два года.
Наши акции были некой изюминкой, после чего мы теперь организовали в рамках области программу, которую поддержала и партия «Единая Россия». Которая тоже получила название Онкодозор.
В рамках программы мы хорошо сотрудничаем с Ивановским медицинским колледжем, где как раз готовится средний медицинский персонал. И девушки, и молодые ребята там достаточно артистично и хорошо рассказывают обо всей этой онкопроблематике. Они сочинили куплеты, ролики. Перед школьниками об этом тоже достаточно много говорили. Прежде всего о вреде курения. Встречаются с людьми среднего возраста. Так, в конце учебного года с большим позитивом мы выступили на заводе «Кранекс».
Мы думаем и над тем, чтобы наработав определенный опыт, продвигать Онкодозор и на межрегиональный уровень.
— Удачи! Надеемся, что результаты проекта в виде улучшения ситуации с онкозаболеваемостью в регионе будут ощутимы. Спасибо Вам за содержательную беседу!

Беседовала Елена Паргина.

Возможно вас заинтересует

Оставьте комментарий