История создания Настоящего Яхт-клуба

Дата публикации: 15.04.2014

Блоги

«Люблю я Плес, но Кинешма милее»

Немного переделанной известной строкой начну данное свое, самолично написанное произведение. Приволжский городок Плес первый раз я посетил лет в двенадцать, во время школьной познавательной поездки по местам временного проживания и творчества известного русского художника Левитана.

Так как дело было в октябре, моросил промозглый мелкий дождь и с серой неуютной Волги дул не менее промозглый ветер. Тогда еще не Жемчужина Ивановской области выглядела пустынно, уныло и неприглядно. Поэтому в памяти остался музей с пейзажами и фотография мокрых одноклассников вокруг бюста художника, такого же серого и сырого как мы.

Далее было более приятное знакомство, в июле 1987 во время трудовой повинности советского студента послевторго курса медицинского института, называемой «стройотряд», в период всесоюзной борьбы с алкоголизмом, называемой «сухим законом».

Вот тогда Плес открылся во всей своей красе и Волга была теплой, светлой, манящей. К пристани вставали вряд по два, а то и по три белоснежные двух — трех- и даже четырехпалубных теплохода. По реке сновали туда-сюда быстрые «Метеоры». Толпы туристов, купившие по блату путевки на круизы гуляли по набережной с «ФЕДами», «Зенитами», «Сменами», щелкали местные достопримечательности, покупали у аборигенов семечки, самогон и все тех же копченых лещей, правда , почему-то более мелкого размера, чем сейчас.

Санатории и пансионаты каждый вечер включали музыку на своих танцплощадках. Особенно пользовалась популярностью та, останки которой сохранились на горе Левитана, где играли духовые оркестры. Мы же, совершив свой трудовой подвиг беззаветно и практически бесплатно, штукатуря и бетонируя подвалы психоневрологического интерната «Маяк», что на въезде, окунались каждый вечер в атмосферу маленького курорта средней полосы, и это продолжалось аж до самой осени.

Вот это было время! Одно слово — Праздник, и мы не были на нем чужими.

Время перемен.

Затем, началось время черно-белой перестройки , потом пришли пестрые 90-е. Куда-то пропали «Метеоры». Изредка проходил, в основном мимо, не останавливаясь одинокий теплоход из того времени с «новыми русскими» на борту. Санатории опустели. Храмы скособочились. Бывшие студенты превратились в предпринимателей, приезжали в Плес со своим провиантом и модным алкогольным напитком под названием «Амаретто» устраивать пикники на вишневых «девятках».

Казалось, жизнь в городке умерла навсегда. Заметные изменения стали происходить в начале двухтысячных. Ожила «Русь», потихоньку восстанавливалась жизнь и в других учреждениях сферы отдыха, культуры и лечения. В городке появились идеологи дачного движения — братья Шевцовы, начавшие прививать культуру светского дачничества местным аборигенам.

Бриллиант в короне Ивановской области.

Середина «нулевых» ознаменовалась приездом в область новой почти столичной руководящей команды, и Плес был провозглашен Жемчужиной Ивановской области. Жизнь в уже Жемчужине изменилась, приобрела столичный лоск , открылись двери дачного театра Шаляпина (Шевцовых). Заработал пафосный ресторан под названием «Плесский яхт-клуб » с очень вкусными «Кедрачами» и «Хреновухами» — наливками и настойками собственного производства. Здания и сооружения отмылись , реставрировались , строились , вырастая в цене за квадратный метр.

Зашумели фестивали. Набережная приобрела чеховский дамассобачковый вид. Аборигены превратились в дачников с французским пронансом в глазах, начали учить фразы «понаехали тут», и другие знакомые в светских местах выражения. Среди постоянных дачников появились очень известные люди. В Город потекли полноводной рекой Федеральные средства. Плес стал похож на начищенный раритетный доллар.

Только судоходство по Волге не хотело развиваться до размеров времен развитого социализма. Может и больше бы появилось в акватории Текстильного края белых пластиковых и других прогулочных катеров с дрейфующими рекоманами из выше и ниже лежащих по берегам Волги городов , если бы они могли причалить свое судно и залить полные баки горючим не только в Плесе, но и других не менее волжских городах Ивановской области.

Идея!!!

И вот однажды, приплыв на Асафовы острова, расположенных близ старинного города Юрьевец, на пластиковой посудине понежиться на песке и выпить гораздо менее вкусных, чем в «Плесском яхт-клубе» алкогольных напитков, мы спросили нашего капитана (кто — «Мы», расскажу позже):

— А не рвануть нам отсюда за лучшим высокоградусным питием в жемчужину области?!

Грустный капитан ответил:

— Чтобы дойти до заветной цели, необходимо будет как минимум один раз заправиться и, кроме стольного города Плеса такие устройства, стоящие у воды, ни в Юрьевце, ни в Кинешме, ни в других населенных пунктах вверх по Волге не имеются.

Вот тут-то мы и задумались, а не замахнуться ли нам на строительство где-нибудь в заводи посередине акватории Волги, протекающей по Ивановской области, «Настоящего Яхт-клуба». Там уставшие от покорения речных просторов капитаны и матросы прогулочных яхт и катеров могли бы причалить свои плавсредства, оставить их даже на длительное время, заправить, и, если нужно, отдать на починку. Самим же можно было бы отправиться наслаждаться красотами приволжского города.

Выбор пал на Кинешму. Ну где как не в несостоявшейся столице региона, имеющей древнейшую историю, не менее красивую жемчужную набережную и другие достопримечательности (один памятник воеводе Боборыкину на коне чего стоит), должна реализоваться эта идея? Увидеть изваяние героического народного полководца, прогнавшего вместе с ополченцами в смутное время проклятых шляхтичей, отведать знаменитого Кинешемского пирога с бульоном любой водный турист даже и не мечтает, а тут еще и » Настоящий яхт клуб «.

Решено – Кинешма!

Самым лучшим местом, где можно было бы поставить Марину ( так у профессионалов называется Настоящий яхт-клуб) оказалась гавань реки Кинешемки, которая впадает в Волгу, разделяя город на две части. Там, так называемая ( у профессионалов) «тихая вода «, где стоящие у причала разноформатные плавсредства могут не бояться речной волны, которая иногда бывает на «открытой воде» , как на море в небольшой шторм.

«Скоро только кошки родятся, да не скоро дело делается»- эту фразу произнес известный герой в образе другого героя, которого один раз судьба занесла на съемки в нашу Жемчужину на Волге.

Решили сначала зарегистрировать фирму — » Настоящий Кинешемский яхт-клуб «, чтобы не было ассоциации с более известным тезкой, а то пойдут к нам люди за » кедрачем» и любимой «хреновухой » и расстроятся. Поставить Марину на воду просто так нельзя, вода ведь тоже по земле течет, значит надо получить разрешение на заключение договора аренды, да чтобы не дай бог коррупционную составляющую органы не заметили, пройти конкурс, тендер по-новому. Вот и затянулся процесс получения в аренду водной глади почти на два года.

Началась история в Нижнем Новгороде, куда приписана наша Кинешемка, закончилась в Иванове, в учреждении, которое руководит процессом протекания нашей ивановской части «Волги — матушки». Видимо, светлая идея роилась только в наших головах, так что на тендер кроме нас никто не заявился, так мы и получили заветный документ об аренде воды.

«Мы»

Команда у нас в яхт-клубе собралась, так скажем, разношерстная — пять человек. Идейный вдохновитель и самый главный мореман Семенов Олег, предприниматель из Иванова, который, кроме того, что может лучше всех из нас сшить телогрейку и ее продать, знает очень много неизвестных общему коллективу морских слов, типа «слип», «эллинг», «клипер» и тп и тд, от него-то я и узнал, что Марина — это не только имя! И еще, у него у одного есть своя лодка, целых 25 метров длиною, и жена Марина, тезка нашего гидротехнического объекта.

Все остальные — мечтающие сухопутные матросы.

Шепелев Валерий, когда говоришь в Иванове его Ф.И.О. , во рту сразу сладко становится, можно даже чай без сахара пить. Он « ЧПД»: Человек -» Продвагон» — Депутат.

От потомков воеводы затесались: Мозенков Олег — на тот момент депутат, профессионал рыночной торговли (сейчас он пока не депутат, но любимое профессиональное дело не забрасывает) и Беляев Михаил — известный кинешемский предприниматель. Если бы земной шар поранился где-нибудь в районе штата Небраска, там, где живут «те самые дети кукурузы», то бинтов с Мишиного производства хватило бы обмотать его с ног до головы, хотя у шара ног, конечно, нет.

Кроме того, Миша настолько смекалист, что один понимает слова, которые говорит мореман Семенов, ну или просто делает умный вид. И я, скромный четыреждынародный депутат с омногомговорящей фамилией Корчагин и с именем, как у последнего российского государя. Вот такие мы — учредители » Настоящего Яхт-клуба». Разве у нас что-то может не получиться!

Воплощение идеи в жизнь…

После получения заветных бумаг мы решили делать проект. Самый главный мореман Семенов, побывавший даже в Америке, собрал портреты всевозможных Марин, чтобы выбрать лучшую. Но тут вступили в спор потомки воеводы:

— Негоже нам, Боборыкинским потомкам, иноземных производителей поддерживать! Давайте отечественных искать!

И нашли такое производство в городе, который построен, чтобы грозить с воды шведам. Пришло время скидываться денежными средствами. Не надеясь на бюджетные государственные денежки, Кинешма же пока еще не Жемчужина, дал кто сколько смог, от достатка и щедрости. Заказали все как положено: и пальцы, и цепи, и понтоны (не путать с понтами), и еще какие-то хреновины, названия которых только Семенов знает, и может быть, Михаил, и то вряд ли (не путать с «хреновухой», ее только в » Плестском Яхт-клубе» заказывают).

Осенью, до того как на реке установился лед, успели бросить на воду только один понтон. Удивленные горожане негодовали:

— Это что? — больше понтов, чем понтонов!.

А кинешемцы народ суровый! Говорят, что за двести с лишним лет в городе ни одной польской ноги не было – боятся супостаты бобарыкинцев! Всю зиму 2014 года тягачи таскали из города Петра множество других элементов и запчастей, чтобы после того как вскроется Кинешемка, построить «Настоящий Яхт-клуб » — Кинешемскую Марину. Может быть, и Кинешму когда-нибудь назовут, пусть не Жемчужиной, но ивановским Янтарем, и старший брат Плес от щедрости своей даст хотя бы немного, сколько не жалко, чего-нибудь, чтобы и на других набережных был праздник!!!!

Продолжение следует……

Возможно вас заинтересует

Оставьте комментарий