Павел Попов: «Высшая власть – социалистическая»

Дата публикации: 07.06.2016

Откровенный разговор

ПоповВ преддверии парламентских выборов журнал «Власть» побывал в гостях у лидера Ивановского регионального отделения партии «Справедливая Россия» Павла Попова.
Но прежде, чем говорить о политике, мы спросили у советника директора ООО «Чистое поле» про его отношение к народному волеизъявлению в Наволоках.
Наш собеседник откровенно ответил на все поставленные вопросы.

 

– Павел Вениаминович, жители Наволок выступают против строительства полигона ТБО на территории Кинешемского района и собираются провести референдум. Примете ли вы во внимание решение референдума при планировании строительства нового полигона?
– Референдум – самое честное волеизъявление граждан. В цивилизованном обществе власть народа всегда ценится больше, чем исполнительная или законодательная.
В референдуме есть условие – должны придти более 50 % населения. Как правило, это протестный референдум. Надо, чтобы он был оформлен правильно, чтобы не было никаких подтасовок. Референдум должен быть народным, действительно. Чтобы никого не загоняли на референдум. Это очень важный момент. Чтоб не было подстрекателей, не было финансовой составляющей. Взять цивилизованные страны: у них нет механизма выборов, все главные вопросы государство решает только с помощью референдума. Вот это, я считаю, высшая власть.
– А если кинешемцы скажут: нет полигону ТБО?
– Если кинешемцы и наволокчане скажут нет полигону, значит нет, но организаторам референдума стоит подумать, куда свои отходы будут девать город Кинешма и весь Кинешемский район.
– Ну так это же высшая форма волеизъявления граждан!
– Но у меня складывается впечатление, если конкретно по этой ситуации говорить, там идет перекос в реакциях не от граждан. Там задеты интересы частного бизнеса. Кто-то не хочет изменений, они и подстрекают. Прикрываться народным волеизъявлением – это не совсем этично и правильно. Люди разберутся. Это произойдет точно, потому что еще нет такой системы, чтобы мы с вами безотходно жили. Даже машины и те выхлопные газы выдают. А люди? Мы сегодня говорим о цивилизованной утилизации своих отходов, так если есть механизм, давайте его задействовать. Пока есть инвестор, который это делает. А нам говорят: где угодно, только не у нас. Это получается, в своей квартире не нужно санузла, а в чужой, пожалуйста, я буду ходить туда. Но это же эгоизм, это неправильно! Тем не менее, какое бы не было волеизъявление граждан, подчиняться надо. Если референдум проведен правильно, открыто, честно.
– Почему вы считаете, что выборы себя дискредитировали?
– Речь не столько о низкой явке, сколько о том, что люди совсем не разбираются в уровнях выборов: муниципальном, региональном, федеральном. Я, как бывший депутат двух созывов, ходил по округу. Для них нет разницы: депутат областной ты или городской. Им не важен статус, будь это даже депутат Государственной Думы. Если депутат не работает, то его и не знают. Я обошел в 13‑м году все Нежданово, Глинищево, Курьяново. Там не знают народных представителей, местную власть. Они слышали, пожалуй, только фамилию губернатора, но не знают разницу между губернатором и мэром. «Сынок, дай денег в баню сходить городскую», – потому что за водой надо идти на колонку.
– Какой это округ?
– Областной и городской депутат знает, какой это округ. Что такое депутатская работа? Это титанический труд общения с гражданами. Депутат – это представитель между властью и народом. Я под конец избирательной компании стал бояться победы, потому что за короткий срок не успеешь ничего сделать, а люди ждут перемен, надеются, а обманывать их нельзя.
– Это вы про 13‑й год говорите?
– Да, но там с революции ничего не изменилось. Ветхие дома, ни освещения, ни дорог, ни тротуаров, ни водопровода. Я просто своими впечатлениями делюсь. Когда они ко мне выходили из своих домов, я им пытался объяснять, что есть власть, депутаты и выборы, они как будто удивлялись в ответ.
– Давайте поговорим о политической конкуренции. В этом году в выборах участвуют 14 партий по стране, увеличение ровно в два раза по сравнению с предыдущей кампанией. Конкуренция усилилась, на ваш взгляд?
– В России сейчас зарегистрировано 77 партий. Но кроме парламентских, которые как-то себя проявляют, я не вижу других. Большинство из них не поддержаны населением, поэтому все они мертворожденные. Взять правый блок: СПС, «Правое дело», сейчас еще какое-то дело. Я, как представитель бизнеса, интересуюсь либеральными ценностями. Хотя идеология моя социалистическая, я рожден в СССР и для меня золотые годы – это 80‑е годы Советского Союза. Многие бы хотели вернуться в те времена. Люди жили социально правильно, были защищены законами, нищих не было, богатых тоже. Ну, может быть, джинсов и кока-колы в достатке не было, но без них можно обойтись. Мы не были голодными. У нас была система медицинского обеспечения. Вы знаете, что до сих пор Европа учится на советском опыте детской вакцинации? Главное – была стабильность.
– Сейчас эти ценности возвращаются…
– Ну и слава богу. Конечно, перекосы тоже были. Я против того, чтобы у нас была закрытая страна. Но ценности те надо возвращать. Либеральные ценности более жесткие. Я за ними слежу, мне интересно. Знать надо, но я их не разделяю. Коммунистические ценности для меня чужды, потому что они искусственны. Ни одной страны сегодня нет такой. Коммунизм не построили, построили социализм: Китай, Швеция, Швейцария. Коммунизм – это эйфория, теория. Это идеология старшего поколения, к сожалению, оно оказалось обманутым. Поэтому тех, кто пропагандирует коммунистические ценности, мне их жаль. Лучше бы они социалистические ценности проповедовали. У нас они схожие, только у них более реакционные: поделить, разграбить. Коммунистическая идеология резкая и грубая.
– А если ближе к Ивановской области?
– У нас здесь затишье. Кризис повлиял в общем-то и на политику. Сегодня нет экономики, нет и политики. Политика там есть, где живет и развивается экономика. Мы сегодня выживаем, сегодня не до жиру. Вы же видите, что сейчас из заявленных 14 партий в регионе могут выставиться только парламентские.
– А «Яблоко»?
– Ну и где они? Они сейчас оживут через два месяца, начнут махать флагами. Я не вижу их работы.
– Это потому что вы в соцсетях не сидите, а Бедяев (региональный лидер «Яблока») вполне заметный.
– Если он сам активный, то это еще не партия. Партия – это все-таки люди. У нас в «Справедливой России» 3 тысячи человек. Но мы проводим не только в соцсетях время. Мы делаем реальные дела. Пытаемся обновляться, меняться, у нас вырастает новое поколение, которое разделяет нашу идеологию, становятся депутатами. Идет ротация в местных отделениях. Есть споры и даже иногда недовольство, идет жизнь, как в нормальном организме. Не должно быть все гладко. Партия – это все-таки пространство медийное. Это бурлящий котел. Да, выплескивается пар, бывают горячие брызги. Тяжело, но ты пришел сюда. Заниматься общественной деятельностью – это всегда сумасшествие.
– Вы считаете политика сумасшедшим человеком?
– Я считаю себя сумасшедшим человеком. Вы представьте, нет бы в субботу и воскресенье проводить время с семьей, заниматься детьми и любимым хобби. Нет! Мы собираемся, дискутируем, проводим какие-то мероприятия. Мы себя отдаем обществу. Защищаем интересы людей. Есть нормальные так называемые люди, которые живут своими меркантильными интересами, а есть ненормальные, которые живут общественными.
– Идеалисты?
– Да я идеалист. Я хочу видеть в идеальном состоянии мир. Хочу, чтобы трава была зеленая, а асфальт чистый и гладкий.
Общественники – это те, кто идет на субботники и делает город лучше! Мы, кстати, обязательно принимаем участие в мероприятиях по благоустройству. Чем больше людей будет вовлечено в уборку города, тем город будет чище. Если сам убрал, неужели будешь потом мусорить? Надо воспитывать в людях культуру с детского возраста. И не бояться одернуть человека, который бросил окурок.
Общественники – это не те, кто сидит в интернете и общается с себе подобными. Надо защищать интересы живых людей в оффлайне. Надо защищать интересы пенсионеров, их почти нет в соцсетях.
– А примеры?
– Да пожалуйста. Вот у меня лежит письмо от ветерана Великой Отечественной войны. Ему 92 года. Один делец прописался в его квартиру хитростью и продал ее, а теперь не пускает жить. Прокуратура вместо того, чтобы добиться расторжения договора купли-продажи, вышла в суд с предложением об удержании с обидчика полученных от ветерана денег. Ты отдай деду те полтора миллиона и пусть гуляет. А что старцу с этими деньгами делать? Ему осталось то жить с ноготок. Ветеран обратился к нашему депутату Александру Ракушеву, а тот в региональное отделение «Справедливой России».
Разумеется, мы будем защищать тех людей, которых осталось по пальцам пересчитать.
Надо не в соцсетях сидеть, а ходить по земле, по прокуратурам, писать президенту, если здесь не получится. Ветерану надо квартиру вернуть. Он не сможет распорядиться деньгами, да и перечислять их ему будут 20 лет, а ему сейчас нужны стабильность, тепло и забота, которые государство просто обязано ему дать. Он кровь проливал за нас, а мы к нему – по формальному признаку.
– У вас в кабинете столько бэйджей. Это со съездов партии?
– Скоро еще прибавится. Перед выборами у нас запланированы два съезда. Один отчетно-выборный прошел на днях, другой состоится в начале лета и будет посвящен выдвижению кандидатов от партии. Я стоял у истоков создания регионального отделения «Справедливой России» и не пропускал ни одного съезда, так что мандаты тому свидетельство (улыбается).
– Вот вы говорили, что партия – это не один человек, но у многих любая парламентская партия ассоциируется с лидером. Есть ли в «Справедливой России» культ личности?
– Культ личности, к сожалению, никуда не уходит. Последствия монгольского ига. Все мы чингизиты. Это касается всех парламентских партий. Понятно, что нашу партию ассоциируют с Мироновым, коммунистов – понятно, с кем, Жириновский – само собой, про «Единую Россию» вообще не говорю.
– Перейдем к местным отделениям, вы их рейтингуете?
– Жизнь в местных отделениях закипает в разных точках. Был Приволжск, потом Пестяки…
– В Пестяковском районе было много депутатов-эсеров, я помню.
– Потом человек перешел в другую партию и наше влияние там уменьшилось. Пестяки уснули, хотя мы пытаемся возрождать. Сейчас кипит Шуя, особенные страсти у тех, кто не прошел в депутаты. Хотя в Шуйской думе сейчас яркая фракция «Справедливой России», представленная двумя нашими товарищами. Сегодня очень хорошее отделение в Иванове, об активной работе депутата Ракушева я уже говорил.
В областном центре недавно закончился конкурс рисунков детей из дошкольных учреждений. При этом активист Дмитрий Сивохин сам за свой счет проводит данное мероприятие. У всех есть дети, а почему бы не объединить детские сады для интересной акции? Вот они объединили порядка пятидесяти садиков. Заметьте, мы это не политизируем. Мы не трубим об этом как о политической акции, люди от политики устали, поэтому даже флагов не было замечено в детских учреждениях. Конкурс шел с февраля по апрель. Это же дети, поэтому никакой политики. При этом мы медийные люди, нашу команду узнают и этого достаточно.
– О команде. На одного из них, Евгения Лазарева, завели уголовное дело. Вы его не собираетесь исключать из партии, как это практикуется у единороссов?
– Я не знаю подробностей дела, но если мне надо будет давать характеристику на Евгения, я дам положительную. Пусть органы разбираются, но будет жаль, если он нарушил закон, потому что он для меня остается положительным героем. Он работяга и созидатель, потому что строитель и многодетный отец. На своем посту депутата городской думы отлично себя зарекомендовал.
– А вот «Единая Россия» более сурова к своим бывшим соратникам…
– За коррупцию надо наказывать серьезно. Согласен, что ее надо приравнивать к государственной измене. Каждый должен знать, что он не себя обогащает, а он изменяет Родине. Если Лазарев не совершил ничего серьезного, я приверженец того, чтобы его выпустили на волю. На воле он много больше пользы принесет. У нас и так 60 млн. граждан не хватает в стране. Есть статистика: чтобы полноценно обслуживать и охранять нашу территорию Российской Федерации, должно быть 200 млн. граждан, а у нас сегодня только 140 млн. И сегодня мы должны относиться к себе, как к ценнейшим экземплярам. В Красную книгу нам надо себя, россиян, занести!
– Я недавно вернулась с медиафорума, лозунг которого был «Правда и справедливость». Слово «справедливость» почему-то сейчас у меня ассоциируется больше не со «Справедливой Россией», а с Общероссийским народным фронтом. Не кажется ли вам, что ОНФ перехватывает повестку?
– Наша повестка самая актуальная и самая правильная. Нас в свое время обвиняли, что мы провластный проект, но это не так. Провластный проект – это ОНФ. Они сегодня подменяют не нас, а «Единую Россию», присмотритесь. Я предполагаю, что сейчас после выборов в Госдуму, этот проект под названием ОНФ будет политизирован, то есть он превратится в партию. По логике должно быть так. Как только ОНФ получит статус партии, «Единая Россия» рухнет сразу. Либо должно быть объединение остальных партий в два лагеря, либо она рухнет. Потому что сегодня у ОНФ наши лозунги плюс административный ресурс «Единой России». Их заслуженно боятся и уважают, потому что они «око государево». Они сегодня доносят посылы президента до масс и наоборот.
– Как вы думаете, от ОНФ много будет кандидатов на думских выборах?
– Это уже зависит от того, как они с «Единой Россией» договорятся, потому что выдвигать кандидатов могут только партии, а они пока что общественная структура. Здесь в ход уже идут политические технологии.
– Как вы относитесь к внутрипартийному голосованию?
– Я считаю, это такой же референдум, правильная позиция. Я бы на государственном уровне обязал бы все партии так делать. Но хорошую инициативу можно превратить в формальность. Если в этом году «Единая Россия» праймериз проведет открыто, честно и правильно, то вперед выйдут более активные, молодые, динамичные. Поменяются предполагаемые кандидаты. Хотя я в это слабо верю. Процедура праймериз очень политтехнологична. Но если все провести правильно, то результат будет непрогнозируемым.
– В отличие от выборной конференции во внутрипартийном голосовании участвуют не только партийцы, и это, наверное, большой плюс…
– Это хороший посыл, что могут со стороны люди придти и проголосовать.
– Дебаты – это второй плюс!
– Это тоже хороший посыл. Я сам участвовал в дебатах, но никогда раньше «Единая Россия» не участвовала, либо это был третий-пятый эшелон представителей. Первых лиц не помню.
– Роман Ефремов всегда участвовал, а он был замсекретаря по АПР, не совсем последний человек.
– Роман вполне комфортный переговорщик. Он умеет настроить дебаты на неагрессивный, конструктивный лад. Но я скептически отношусь к тому, что парламентские выборы будут демократичными. Да, действительно, выдвинутые сегодня кандидаты должны пройти какой-то демократический отбор. Мне их жалко. Это не как в прошлый раз: договорился и прошел. Возможно, все-таки мы медленно, но верно идем к той демократии, которая более-менее, настоящая. Но вы посмотрите, какая сейчас в Америке интересная борьба. Трамп идет от демократов. Но он вышел из под контроля у партии, от которой выдвинулся. Он провел себя через горнило всех избирательных структур самостоятельно. В партии хотели другого человека видеть, но не смогли противостоять той империи, которая стоит за Трампом. И сегодня, скорее всего, будет объединение демократов и республиканцев, лишь бы Трамп не прошел. Это не их представитель. Я не хочу сказать, что у них истинная демократия, и там есть тоже клановость и клубность. Так это Америка, у которой несколько сотен лет демократия.
Я очень часто был в Европе и знаю изнутри демократию. Поверьте, она гораздо жестче, чем наша молодая демократия. Там все зарегламентировано правилами, законами, изменениями, дополнениями, ограничениями. Полностью. Ребенку с младых ногтей внушают, если тебя родители обидели, дали подзатрещину, ты не переживай, мы тебе других родителей найдем. Поэтому там исключено насилие над детьми и личностью в целом.
– Ну, у нас в этом направлении работают уполномоченные по правам ребенка, по правам человека и другие структуры, разве нет?
– Там все жестче. У нас родители могут казнить и миловать своих чад, а у них этого нет. Ты родила и в сторону, это уже полноценный гражданин Европы. Ты его можешь кормить, воспитывать, но соблюдай его права. В России многие взрослые не знают свои права, так о чем тут можно еще рассуждать… Тем не менее, нынешние выборы обещают быть интересными, понаблюдаем!

Интервью опубликовано в печатной версии журнала «Власть. Ивановская область» (май, 2016)

Возможно вас заинтересует

Оставьте комментарий