Как я вступал в «Партию власти»

Дата публикации: 23.06.2016

Блоги

«Толчком к написанию этого ностальгического (опять!) поста стало увиденное мной не так давно в ленте Твиттера сообщение главы одного из муниципальных районов нашей области. Привожу его тут полностью, только наименование населенного пункта изменил:

«В селе Евдокимово сегодня состоится выездной прием общественной приемной партии».

Именно так – просто партии. И всё. Как в старые добрые времена. Помните старый советский анекдот? Партбосс, утверждающий репертуар оркестра, упрекает барабанщика за то, что он неактивно участвует «в общем процессе исполнения симфонии». На возражения музыканта о том, что у него такая партия, начальник багровеет и менторским тоном «отрезает»: «Прекратите! Партия у нас одна – КПСС!..»

Вот так, незаметно для самого себя, муниципальный руководитель подтвердил то, что, в общем-то, ни для кого секретом и не является: только одну партию – партию власти – наши чиновники имеют в виду, только «Единую Россию» признают партией как таковой. Угадайте, результат какой партии на региональных выборах в районе в сентябре будет волновать их в первую очередь?..

Так вот, уважаемые читатели – это сейчас я вот уже без малого четверть века как беспартийный. А в 70-80х гг прошлого века был достаточно активным членом единственной тогда Коммунистической партии Советского Союза – партии власти, как теперь модно говорить.

А надо сказать, что я отнюдь не из корыстных побуждений туда вступал. Грамотный был советский человек, к тому же идеологически подкованный, хоть и молодой. Ну и, прежде всего, пример у меня был, что называется, перед глазами: отца принимали в партию на фронте, в перерыве между боями на знаменитой Курской дуге, между прочим! И он доверие партии оправдал в полной мере, поставив в 1945-м свою подпись на поверженном Рейхстаге! И мое стремление одобрил, разумеется.

Первую попытку стать членом партии я предпринял в период учебы в химико-технологическом институте, аккурат после знаменитых событий 1968 года в Праге. Предпринял, несмотря на то, что партбюро института «зарубило» мою кандидатуру («Ленинского» стипендиата) в состав туристической группы в ту самую Чехословакию. Можно было, конечно, попытаться выбрать страну «народной демократии» попроще – ту же Болгарию, к примеру – но очень хотелось мне посмотреть, что же действительно происходит там, где еще совсем недавно стояли на улицах и площадях советские танки. Не дали…

Неудачей окончилась и моя попытка вступить в партию в институте. Секретарь партийной организации нашего неорганического факультета – доцент кафедры лаков и красок, симпатичный и простой мужичок – в доверительном разговоре посоветовал мне раз и навсегда отказаться от этой идеи.

— Сам понимаешь, у нас в ВУЗе одна интеллигенция работает, и так соотношение рабочих и служащих в первичных организациях не выдерживаем. Так что прием в партию в институте, во избежание еще большего дисбаланса, нереален в принципе…

Студенту-отличнику из курса истории КПСС было хорошо известно, что наша партия – партия рабочих и крестьян, ну а интеллигенция, пускай и передовая – это так, «довесок» не без буржуазных пережитков. Что ж, нет – так нет…

И вот окончен институт, и молодой специалист с красным дипломом в кармане едет по распределению в стольный город Владимир на завод «Автоприбор».

А на заводе, как известно, много рабочих трудится. И соотношение их к интеллигенции уж там не как в институте должно быть. В общем, решение стать «на передовой рубеж борьбы за светлое коммунистическое будущее» не изменилось.

партбилетНо вначале, естественно, работа в комсомоле. В заводском комитете ВЛКСМ поручили мне достаточно «гиблый» участок – общество «Знание». Взялся охотно – подумал (и никогда, кстати, об этом не пожалел), что умение выступать перед трудовым коллективом молодому инженеру никогда не помешает.

Кстати, благодарен комитету комсомола «Автоприбора» не только за это поручение. Именно там, в небольшом кабинете на четвертом этаже заводоуправления, на еженедельной «планерке» познакомился я со своей будущей супругой. И было это ровно 40 лет назад. Но это уже совсем другая история…

Партком «Автоприбора» находился на том же этаже, напротив комитета ВЛКСМ. Руководителя молодежной секции заводского общества «Знание» там знали, разумеется. И совершенно не удивились, когда он (я, то есть) пришел и без ложной скромности попросил рассмотреть возможность пополнить ряды местной партийной организации.

-Никаких проблем, парень! – секретарь парткома дружелюбно похлопал меня по плечу. Но ведь сам знаешь – соотношение у нас… А ты, вроде, технолог в гальваническом – вон сколько там ребят молодых! А нам в партии рабочие нужны поболее тебя, не обижайся! Так что приводи трех представителей пролетариата вместе с собой. И, считай – ты в партии!..

Что ж, за период моей заводской «карьеры» приходилось решать задачи и посложнее, подумал я и дал согласие на такую операцию.

Разумно рассудив, я сразу же решил сагитировать своих соседей-рабочих по комнате в заводском общежитии – мы как раз там вчетвером жили. Думал, что сделать это будет не так уж и сложно.

Ох, как же я ошибался! Всего моего ораторского дара, натренированного еженедельными лекциями на тему о преимуществах плановой социалистической экономики над стихийным рынком загнивающего капитализма, не хватило даже на «вступительное слово» к заранее заготовленным аргументам. А привести тут встречное мнение рабочего класса о партии вообще и членстве в ней в частности не решаюсь в силу морального (и правового уже) «табу» на использование в интернете нецензурных выражений…

Пришло время пустить в действие резервы – заранее запасенное «оружие» в виде щедрой интеллигентской рукой накрытого стола. После четвертой-пятой рюмки, как известно, любые аргументы воспринимаются в несколько ином, более дружественном ключе.

Успех был достигнут не сразу. В общем, первый раунд переговоров позволил спокойно высказать все аргументы «за» и «против». Второй – выслушать опять же уже более спокойную позицию «гегемона». Третий… Ну, в общем, к алкоголю я не пристрастился тогда, хотя повод был, чего уж скрывать!..

Опять опускаю подробности – скажу только, что через месяц мы пошли в партком уже вчетвером. Достаточно стройной походкой. В необходимой партийной пропорции – трое пролетариев и интеллигент. Заводской «фильтр» несложный, но нас предупредили: будет партийная комиссия во Фрунзенском райкоме партии, и только потом – утверждение в кандидаты в члены КПСС на бюро райкома.

Самая сложная стадия – это парткомиссия, состоящая из старичков и старушек, некоторые из которых, как мне показалось, помнят еще беседы с Владимиром Ильичем, единожды, в 1893 году, если не ошибаюсь, случайно посетившим Владимир, чем там гордились намного больше, чем всей прекрасной древнерусской городской архитектурой.

-Читайте газеты и слушайте радио, ребята! – напутствовал нас четверых заводской секретарь. – Международное положение СССР держите в голове, членов Политбюро сумейте перечислить – по алфавиту, как положено. Ну, а ты (это уже ко мне), во избежание чего, контролируй этот процесс, пару лекций им прочти – ты ведь «Знание» у нас!..

Ну, это поручение, я естественно выполнил, все прошло гладко. Но имя одного из тогдашних эмиров Кувейта, находившегося в СССР с визитом, помню до сих пор. Хоть и непросто было запомнить. Джабер аль-Ахмед аль-Джабер Ас-Сабах. Вот! Ночью разбуди – скажу без запинки!

После года кандидатского стажа – та же процедура повторно, и вот уже можно было гордиться причастностью к «руководящей и направляющей силе советского общества» и писать в анкетах – «член КПСС с 1976 года». Теперь (не для нынешних анкет – пока?) могу уже сказать: до 1990 года, когда платить партийные взносы стало, пардон, неприлично.

Про эти 14 лет – как-нибудь в другой раз. А то придется заголовок поста менять: «Почему я не член партии власти»…

Ну и что, неужели опять «наступаем на те же грабли», господа муниципальные руководители, да и не только муниципальные? «Партия у нас одна…»

Возможно вас заинтересует

Оставьте комментарий